Вселенский провокатор Варфоломей и хижина дяди Томоса


Если и уместно теперь величать патриарха Варфоломея «вселенским» – то лишь со строчной буквы и в том смысле, что отныне он является вселенским провокатором.

Итак, вселенский провокатор Варфоломей подписал и обнародовал своё Объяснение относительно предоставления автокефалии Православной Церкви на Украине. Каждый пункт этого Объяснения представляет собой беспрецедентное попрание всех духовно-нравственных и канонических норм. Особенно хамским и издевательским выглядит последний, 5-й, пункт Объяснения:

5. Обратиться ко всем участвующим сторонам с призывом избегать присвоения церквей, монастырей и других объектов, а также любого другого акта насилия и возмездия, "с тем чтобы мир и любовь Христа могли преобладать."

С чем сравнить этот призыв провокатора Варфоломея? Представьте себе, что в ваш дом врываются вооружённые воры и начинают в ёрнической манере призывать друг-друга – не присваивать себе вашу собственность. Они также говорят связанным хозяевам: «Видите, мы – против любого акта насилия и возмездия и очень надеемся, что между нами теперь будут царить мир и любовь». Варфоломей в данном случае уподобляется Наполеону и Гитлеру, которые, ворвавшись в русские пределы, говорили примерно следующее: «Мы будем убивать вас, но вы не сопротивляйтесь – тогда вам будет совсем не больно».

Очевидно, что этот документ провокатора Варфоломея имеет своей целью развязать на Украине религиозную гражданскую войну. Ведь ясно же, что после утверждения автокефалии на Украине начнётся захват раскольниками собственности Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. И производить этот захват будут с разрешения порошенковской бандеровской власти. Поэтому провокатор Варфоломей и призывает избегать прямого несанкционированного захвата храмов, монастырей и другой собственности УПЦ МП. Зачем заниматься самозахватами – когда украинская власть всё сама отберёт «по закону»? Массовое противодействие этому раскольничьему беззаконию бандеровской власти со стороны чад канонической Церкви УПЦ МП – неизбежно. А размер конфликта может приобрести огромный масштаб, поскольку в нём будут задействованы миллионы людей. И становится всё более понятным, что развязывание религиозной гражданской войны на Украине и, по возможности, максимальный урон УПЦ МП (а значит – и всей Русской Православной Церкви) – не единственная цель провокатора Варфоломея. Ведь очевидно, что в полномасштабной религиозной гражданской войне на Украине особенно заинтересован Госдеп США, на содержании которого находится вселенский провокатор Варфоломей. И по сравнению с такой гражданской войной – нынешнее противостояние между порошенковской бандой и республиками ДНР и ЛНР может показаться подростковой забавой. И сможет ли Россия не стать стороной конфликта, если события на Украине будут развиваться в столь катастрофическом направлении?.. США, с помощью провокатора Варфоломея, хотят поставить Россию в патовое положение, когда и вмешиваться – очень опасно, и не вмешиваться – нельзя.

В политике неопределённость в целеполагании и – соответственно – в действиях – самое нежелательное и опасное состояние. Хотелось бы подчеркнуть, что беззаконные действия вселенского провокатора Варфоломея полностью вписываются в то направление западной политики (особенно – политики США), которое именуется политологами «управляемым хаосом». На самом деле – хаосом управлять невозможно, его можно лишь в одночасье выпустить наружу, как джинна из бутылки. А затем этот хаос начнёт поглощать не только тех, на кого он направлен, но и тех, кто его выпустил. Мы видим, как за последние несколько лет практически полностью была разрушена система Международного Права и вместо неё, с быстротой скоротечной саркомы, ныне прогрессирует хаос международного беспредела. Вот этим вселенским правовым хаосом, по указке Госдепа и Ватикана, и воспользовался вселенский провокатор Варфоломей. Ещё буквально два-три года назад он не посмел бы вести себя столь нагло.

Есть такая книга Н.П. Рышковского «Шествие разрушителя», вышедшая в 1909 году, которую всем советовал читать ныне покойный старец, архимандрит Иоанн Крестьянкин. Там мы читаем такие слова: «И цепи – скованные, сплетенные из мрака предательства, измены, стихийной гордости, самомнения и лжи, опоясывавшие Люцифера – еще крепче облегли и связали его со всех сторон и омрачили ум его еще большей затаенной злобой и местью, еще больше и безысходнее и безнадежнее мучившими его своим бессилием, угнетавшим сознание его безумной воли». Разве это – не портрет вселенского провокатора Варфоломея? – Руководимый своей безумной волей, охваченный злобой и местью, он восстал на Христа и на Его Святую Церковь и потому неизбежно потерпит сокрушительное поражение. И остатки дней проведёт в штате Кентукки, на берегу реки Миссисипи, в хижине покойного дяди Томоса. Только Русская Православная Церковь и российская государственная власть продолжают удерживать мир от окончательного беспредела и гибели. Будем же усиленно молиться за наше священноначалие и верховную государственную власть!

священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/591-vselenskij-provokator-varfolomej-i-khizhina-dyadi-tomosa.html

Варфоломей – ученик Великого Инквизитора


Придет гордость, придет и посрамление; но со смиренными – мудрость.
Притч.11:2

Хорошо известен древний афоризм: «Когда Бог хочет наказать человека, Он лишает его разума». Лишённый разума человек неизбежно приходит к полному поражению в осуществлении своих безумных планов и к личному позору. Примеров такого рода из Всемирной истории можно привести великое множество. Сразу же вспоминаются строители вавилонской башни, император Нерон, а из отечественной истории – прежде всего – католическая экспансия на Русь в Смутное время, нашествия Наполеона на Россию и Гитлера – на СССР.

Все признаки «потери разума» мы наблюдаем сегодня и у наших западных партнёров, особенно – у руководителей США. Духовно-нравственную основу западного «безумия» следует искать в латинстве, которое сделало всё, чтобы максимально исказить христианское вероучение и евангельский идеал. Стремление к земному могуществу и земной власти, захватившее римский престол, привело к созданию папизма, о котором пророчески сказал великий святитель Григорий Двоеслов: «Антихрист назовёт себя богом. О! Я говорю смело, что кто назовет себя епископом вселенским, тот предтеча антихриста». Гениальную оценку латинству и папизму дал наш великий православный мыслитель Константин Леонтьев: «Католичество есть корень западного охранения». Или, как говорил князь Мышкин в романе Ф.М. Достоевского «Идиот», – «Атеизм только проповедует нуль, а католицизм идёт дальше: он искаженного Христа проповедует, им же оболганного и поруганного, Христа противоположного! Он антихриста проповедует». И действительно, за всеми действиями Запада, особенно – в отношении Православия и России, мы видим мрачную тень Великого Инквизитора, которого с потрясающей глубиной изобразил Фёдор Михайлович Достоевский в романе «Братья Карамазовы». Этот Великий Инквизитор, олицетворяющий католицизм, соединил свои усилия с Госдепом США. В результате появился политический и идеологический симбиоз, который условно можно обозначить как «госдепапизм».

Госдепапизм действует напористо и изощрённо. В частности, для разрушения единства Православия он уже давно использует, образно говоря, своих подручных – малых Великих Инквизиторов, то есть, так называемых Вселенских Патриархов, находящихся на его содержании. Таким малым Великим Инквизитором, без сомнения, является нынешний Вселенский Патриарх Варфоломей. По отмашке госдепапизма он начал завершающую стадию операции по расколу Православия на Украине. Когда я узнал о преступных неканонических решениях, принятых Патриархом Варфоломеем по Украине, то, честно говоря, обрадовался. Разумеется, – не решениям Вселенского Патриарха создать на Украине автокефалию, а тому, что теперь наступает полная ясность и происходит полное размежевание между подлинно православными и православными «фальшаками». Русское сознание не приемлет мути, оно всегда стремится к ясности и определённости. Кроме того, я был уверен, что наше церковное руководство во главе со Святейшим Патриархом Кириллом даст Патриарху Варфоломею и Константинопольскому Патриархату достойный и жёсткий ответ. В скором времени так и случилось. И что мы видим теперь? – Мы видим всенародную поддержку нашего священноначалия. Только лишь немногочисленные отщепенцы, вроде всяческих «Эх Москвы» и оплывших «вселенским» жиром протодьяконов, испускают зловонные «шептунки». Но тем самым они лишь подчёркивают свою духовно-нравственную импотенцию и своё бесплодие. Может быть, пора уже снять с этих протухших крошек цахесов подрясники и надеть на них обычные малонародные пиджачки-лапсердачки? Крошки цахесы этого ужасно боятся, потому что в пиджачках-лапсердачках они станут не нужными никому (и прежде всего – их настоящим хозяевам).

На примере решений и действий Патриарха Варфоломея мы отчётливо видим – что происходит с людьми, которых «Бог лишает разума». Такие люди впадают в ослепляющую гордыню, которой уже ничем не исцелить. Поначалу может показаться, что они одерживают победу. Я, например, допускаю, что в ближайшее время раскольникам на Украине удастся «отжать» часть храмов и церковной собственности у канонической Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Но эта мнимая победа окажется лишь началом их полного поражения. И непоколебимая позиция блаженнейшего митрополита Онуфрия, возглавляющего УПЦ МП, вселяет во всех верных чад Православной Церкви дополнительную уверенность в неизбежном преодолении раскола на Украине и поражении тёмных сил, возглавляемых Патриархом Варфоломеем. Всем истинно верующим православным совершенно очевидно, что Патриарх Варфоломей идёт против Господа нашего Иисуса Христа и против Правды Божией и поэтому неизбежно и позорно проиграет. Как говорил царь Соломон – «Придёт гордость, придёт и посрамление…».

И очень точно митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) сравнил действия Патриарха Варфоломея с вероломным нападением Гитлера на СССР в 1941 году. Но ведь весь мир знает, что после 1941 года наступило и 9 мая 1945 года. И очень важно нам сейчас не ввязываться в бесплодные канонические споры с «варфоломеевской» стороной: из этого лабиринта споров нет выхода. Вся историческая правда (в том числе – и каноническая) – на нашей стороне. А крючкотворство «варфоломеевцев» надо разрубить, как гордиев узел, но в русском стиле.

В этой связи я вспоминаю слова будущего великого президента Франции, генерала Де Голля, переданные Сталину 27 сентября 1941 года, то есть, в момент, когда за границей почти все были уверены в победе Германии: «Я не сомневаюсь, что, благодаря героизму советских армий, победа увенчает усилия союзников…». Адольф Алоизович Гитлер-Шикльгрубер никак не ожидал такого в 1941 году. Стоило бы задуматься над этим и Патриарху Варфоломею, иначе остроумный русский народ присвоит ему новое звание – Варфоломей Алоизович Стамбульский. Но, сдаётся мне, что если бы – как у Достоевского Великий Инквизитор – Патриарх Варфоломей увидел бы Христа, то произнёс бы слова своего «учителя»: «Мы давно уже – не с Тобой, а с ним (то есть, с дьяволом – А.Ш.)». Для нашей Церкви все потуги малого Великого Инквизитора послужат лишь укреплению православного ядра, ослаблению либералов-неообновленцев и установлению полной ясности, столь отрадной для русского православного сердца.

священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/588-varfolomej-uchenik-velikogo-inkvizitora.html

Пенсионная реформа: не ошибка, а необходимость

Безусловно, пенсионная реформа, уже практически утверждённая российской государственной властью, будет проходить болезненно, особенно – на первом её этапе. Об этом говорил и сам Президент Владимир Путин в своём недавнем телеобращении к россиянам. Насколько я могу судить, большинство граждан России, особенно русские, выступают резко против повышения пенсионного возраста. Их можно понять, поскольку многие уже вплотную подошли к пенсионному рубежу (55 лет – для женщин, 60 – для мужчин). Исходя из этого, они строили свои жизненные планы и ждали выхода на пенсию, образно говоря, как манны небесной или перепелов, падающих с высоты. Теперь – ни манны, ни перепелов, и нужно продолжать работать. Перестроиться в одночасье очень трудно. В крупных городах – ещё полегче: тут больше возможностей. Но вот на селе, конечно, будет совсем туго. Я недавно разговаривал с одной селянкой, которой через год исполнится 55 лет. Она – в растерянности: работы на селе – почти никакой, дети разъехались, и пенсия была её последней надеждой. И что теперь делать – без работы и без пенсии? И это – очень печальная сторона пенсионной антиномии. Но есть и другая. Она называется «государственной необходимостью». Кто бы что ни говорил, но от повышения пенсионного возраста нам никуда не деться. Это жёсткая объективная реальность.

Основных причин для повышения пенсионного возраста – несколько, и о них честно и ясно сказал наш Президент, который по-мужски не стал прятаться за спинами «плохих бояр», а взял всю ответственность на себя. Конечно, на первом месте – демографическая ситуация в стране. После распада СССР образовался демографический провал. Кто в этом виноват – народ или политика государства? Лично я убеждён, что вина государства здесь вторична. Об этом я написал в своей недавней статье «Личная ответственность – или среда заела?». Предпосылки нынешнего демографического провала активно формировались ещё в СССР, начиная примерно с 60-х годов. Чем дальше мы отдалялись от окончания Великой Отечественной войны – тем меньше рожали. Несмотря на то, что в СССР забота о материнстве и детстве была на очень высоком уровне. Жили небогато, но надёжно. Была уверенность в завтрашнем дне, были бесплатные образование и медицина, были пионерские лагеря, всеобщая диспансеризация и т.п. О многих болезнях, которые сегодня к нам возвращаются, в советскую пору и думать забыли. И тем не менее, рождаемость продолжала заметно снижаться. Почему? – Потому, что советские люди «заразились» западным эгоизмом и гедонизмом. Приоритетным стало не создание многодетной семьи, а комфортное и удобное (пусть и в советском усечённом виде) проживание. Многочисленные ален делоны, марчеллы мастрояни, софи лорен и всяческие «шербургские зонтики» активно внедряли в сознание советских граждан мыслеобраз «большой кровати», не предполагающий зачатия на ней новых поколений. Я уж не говорю об абортах и разных видах предохранения. Это – в совокупности – много миллионов нерождённых и убитых жизней. И что – в этом была виновата советская власть? а теперь виновата – путинская?.. Побойтесь Бога, те, кто так считает! Хорошо об этом написал священник Сергий Карамышев в своей недавней статье «Пенсионная реформа как епитимья». Сколько к нам на исповедь приходит бывших комсомолок, уже пожилых женщин, сделавших по два и больше абортов! Они теперь слёзно каются, и никто из них ни разу не обвинил в своих грехах государственную власть.

Вспоминаю советский период своей жизни. Многодетные семьи были тогда большой редкостью. На семьи, которые насчитывали больше 2-х детей, смотрели, как на пришельцев из космоса. Помню: когда у нас с супругой родился третий ребёнок, мой отец с растерянностью и удивлением спросил: «Что – и четвёртого рожать собираетесь?». Моей одноклассницей в средней школе была девочка из многодетной семьи (10 детей). Но её мама, к сожалению, «дружила» с алкоголем, и дети у неё рождались от разных мужчин. Такие семьи назывались неблагополучными. В конце концов, эту несчастную мать лишили материнства. Других многодетных семей в своём ближайшем, да и дальнем, окружении в ту советскую пору я не припоминаю. Рожали, как правило, одного, максимум – двух детей. А в «лихие 90-е» вообще почти перестали рожать, продолжая углублять далеко не лучшую советскую традицию. Вот где стоит искать истоки нынешней пенсионной реформы! Говорить, что, мол, всё разворовали – это полная безответственность. Один известный священник недавно даже сказал, что, мол, народ опять ограбили. Но ведь от этих непродуманных слов – один шаг до роковых погромно-революционных «грабь награбленное!». Конечно, у нас есть и воровство и коррупция. Но когда кто-то начинает орать, что разворовали весь Пенсионный фонд, я спрашиваю: а тебе это откуда известно?

Сегодня нередко можно услышать такую оценку происходящего в стране: «хуже некуда». Недавно этот слоган произнёс один мой хороший знакомый, имеющий автомобиль LEXUS и неизменно проводящий отпуска на дорогостоящих курортах. В этом году из-за роста цен он не смог поехать на какой-то вьетнамский курорт – кататься на волнах на какой-то доске с парусом. И он теперь, особенно – после принятия пенсионной реформы, неизменно повторяет: «хуже некуда». Когда я ему напомнил о том, как жили советские люди в военное время, или о том, как в некоторых латиноамериканских странах многие дошли до такой нищеты, что вынуждены жить на кладбищах в картонных коробках, он произнёс в сильном раздражении: «Причём здесь война? – она давно закончилась! Причём здесь коробки на каких-то латиноамериканских кладбищах, которые находятся за тридевять земель от Москвы?». Я ему ответил, что боливийское кладбище – по космическим масштабам – находится от нас всего лишь в миллиметре. И надо благодарить Бога за то, что мы живём не в картонных коробках, а не роптать на то, что в этом году не удалось поехать в отпуск в Испанию.

Однажды преподобный Паисий Святогорец сказал (привожу по памяти, но за смысл сказанного ручаюсь): «Например, вы просыпаетесь от громкого стука отбойного молотка, который работает рядом с вашим домом, и начинаете впадать в крайнее раздражение или гнев. Как быть? А вы тут же помыслите: как же хорошо, что это – не пулемёт, а всего лишь отбойный молоток! – и моментально успокоитесь с благодарностью Богу».

Ещё у нас любят сравнивать зарплаты и пенсии в западных странах (особенно – в Германии) с нашими. Действительно, разница большая, если не сказать – огромная. Но парадоксальным образом этот высокий уровень жизни является лишь одной стороной медали. А на другой – секспросвет в школах, протест против которого является преступлением перед законом, гей-парады и вообще тотальное официальное насаждение содомской мерзости, против которой даже заикнуться нельзя, стаи мигрантов, насилующих европейцев и грабящих среди бела дня автобусы и магазины. Немцев, которые всего лишь чуть-чуть нахмурили брови в связи с мигрантским беспределом, официальные власти тут же назвали нацистами. А у нас всего этого нет. В Москве, в отличие от Берлина, Лондона, Парижа и других городов Европы, я могу спокойно ходить где угодно и когда угодно: у нас в столице нет районов, куда боится заходить полиция. Россия на сегодняшний день – самая безопасная и самая свободная страна. И это – оборотная сторона нашей материально не очень богатой жизни. К сожалению, как показывает исторический опыт, всего разом – то есть, богатства и свободы – не бывает.

Надо, дорогие братья и сестры, видеть жизнь системно и целокупно, а не делать акцент лишь на каком-то её фрагменте – пусть даже и очень важном.



P.S.: И надо понимать, что Запад во главе с США собирается в ближайшее время нанести по России одновременно два удара. Первый – военно-политический, по Сирии, с целью уничтожить президента Асада. Конечная цель этого удара – сокрушение внешнеполитических успехов России и авторитета Владимира Путина. И параллельно США готовят свой второй удар – по Русской Православной Церкви и по Патриарху Кириллу – через Константинопольского Патриарха Варфоломея, который заявил, что Московский Патриархат не имеет канонического права «вмешиваться» в церковные дела Украины. Задача Константинопольского Патриарха ясна – поставить вне закона Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата и окончательно расколоть православных на Украине.

И сейчас самое главное – не подогревать внутреннюю ситуацию в стране, а проявить терпение и молиться за нашего Президента, чтобы ему удалось провести российский корабль между многочисленными рифами, которые всё умножаются.

священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/586-ne-oshibka-a-neobkhodimost.html

Сколько шнуру ни виться, все равно конец будет...


О "москвофобии" Шнура и иже с ним...

Я очень люблю Петербург – необыкновенный, чудесный город. Регулярно бываю в нём в разные времена года, в том числе – в дождливую осеннюю пору. Мне по сердцу серые осенние петербургские дни. В моей книге «За Христа до конца» есть рассказ «Теплоход времени», в котором я описываю один из дорогих для меня петербургских эпизодов. Это было на Троицком мосту, летом. Я стоял, держась за перила, и созерцал потрясающую имперскую панораму, открывавшуюся с высоты моста. Далее (вы уж простите!) приведу цитату из своего рассказа: «Вдруг сбоку раздался женский голос: – Ну что ты тут стоишь и смотришь, придурок!? Я повернул голову. На меня смотрела нестарая, симпатичная женщина с заметными признаками нервного расстройства в глазах. Надо же, подумал я, словно некая героиня из романов Достоевского поприветствовала меня, вроде Екатерины Ивановны из «Преступления и наказания». – Спасибо тебе, родная, – ответил я и сделал шаг ей навстречу. – Да отстань ты, идиот, – сказала женщина, поспешно удаляясь от меня и при этом опасливо оглядываясь».

Мне никогда не приходило в голову – противопоставлять мою любимую Москву моему любимому Петербургу. Вместе с тем, я никогда не мог принять и не принимаю слогана «Петербург – культурная столица России». В этих словах просматривается скрытый вызов Москве. Опровергать этот слоган у меня нет никакого желания, потому что считаю Москву и Петербург двумя великими «крылами» моей Родины. И я никогда не произнесу ни одного уничижительного слова в адрес Ленинграда-Петербурга. Полагаю, что я вправе ожидать подобного отношения к Москве и со стороны петербуржцев. Но, к сожалению, из Петербурга нередко слышатся «москвофобские» глаголы. Например, талантливый солист музыкальной группы «Сплин» Александр Васильев регулярно пытается так или иначе «задеть» Москву, хотя москвичи его очень хорошо принимают, и у «Сплина» в столице нашей Родины – всегда превосходная касса, которой в Питере ему никогда не собрать. В популярной песне группы под названием «Танцуй» есть такие слова, обращённые к Москве: «Гори огнём твой третий Рим». А однажды Сашок Васильев позволил себе вот такое высказывание: «Для Петербурга Москва – это большое село за Валдайским холмом». Зачем плевать в колодец, из которого пьёшь воду?.. Но всех «москвофобов» переплюнул солист группы «Ленинград», матерщинник Сергей Шнуров, больше известный по кличке «Шнур». Про него я сказал бы так: Если хотите представить себе – как выглядит инфернальное существо, то посмотрите на Сергея Шнурова. Шнуров – похабник и на похабщине сделал себе имя и миллионы. Он – типичный трикстер, что по-английски означает «ловкач», «лукавец», «плут», одним словом – «бес». Мне не известно, почему этому существу разрешается ругаться матом с большой сцены: у нас, насколько мне известно, за публичную матерщину человек может быть по закону привлечён к ответственности. Но, судя по всему, Шнурову позволяется всё, и он чувствует себя в полной безопасности. Иначе как объяснить появление видеоклипа группы «Ленинград» «Не хочу быть москвичом», выложенного в интернете 18 августа сего года? Цитировать текст этой преисподней музыкальной поделки мне не представляется возможным из-за обилия изощрённой матерщины. Если кто-то скажет: «Для чего Вы реагируете на какого-то клоуна – делать Вам, что ли, больше нечего?» – то будет глубоко неправ. Такие злобные клоуны как Сергей Шнуров, в силу своей широкой популярности, особенно – в молодёжной среде, несут в себе заряд большой разрушительной силы. Творчество Шнура – это, по сути, преступление, за которое он должен бы понести соответствующее наказание. Его песня «Москва» («Москва, по ком звонят твои колокола?») начинается такими словами:

Вчера приснился сон прекрасный –
Москва сгорела целиком.
Пожар на площади на Красной,
И тлеет бывший Избирком.

И далее:

И Храм Спасителя, и бани,
Хачи сгорели, москвичи,
А дома ждали россияне,
Когда остынут кирпичи.

Скажите, чем эти вирши по своему смыслу отличаются от лозунгов обыкновенного фашизма? А в песне «Путин» («Путина, конечно, жалко») Шнур в розовых трусах пытается издеваться над президентом страны. Розовые шнуровские трусы, кстати, – сигнал для российских сексменьшинств: мол, ребята, я – с вами! По-моему, пора бы угомонить эту «вошь преисподнюю» (как сказал бы В.В. Розанов). Шнур - это личина холопской черни, поднимающейся со дна жизни, готовой вновь залить Россию кровью. Очень не хотелось бы, чтобы у подрастающего поколения мой любимый Питер ассоциировался с такими персонажами как Шнур и ему подобными. Петербург - город Пушкина и Достоевского. Таким он и должен остаться навеки.


Священник Александр Шумский, публицист.

http://shumskiy.su/stati/585-shnur.html

Личная ответственность – или «среда заела»?

В последнее время в различных СМИ стремительно нарастает количество публикаций, в которых, с той или иной степенью радикализма, порицается российская государственная власть. Бросается в глаза, что подавляющее число пользователей-читателей с жадностью поглощает эти диссидентские материалы. И в то же время эти пользователи-читатели равнодушно или даже с раздражением воспринимают публикации тех авторов, которые предлагают отказаться от нигилистического отношения к государственной власти и поискать причины наших трудностей и нестроений в иных сферах, прежде всего – в духовно-нравственной и личной.

Почему так происходит? – Ответ прост: в своём большинстве люди стремятся найти простые, даже элементарные, ответы на все вопросы, касающиеся их частных жизненных проблем. Человек, как правило, не желает искать причины своих проблем в самом себе и зачастую негативно и даже с яростью реагирует на тех, кто пытается ему об этом напомнить. Ничего нового в этих моих рассуждениях нет. О приоритете личной ответственности писали и пишут многие и много где. Прежде всего, это Новый Завет, особенно – Евангелия. Там говорится только о личной ответственности, всё остальное – несущественно и вторично. Но одно дело – читать священные тексты и совсем другое – следовать тому, что в них написано. Вывод – казалось бы, банальный, но от этого в реальности почти ничего не меняется. И было бы полбеды, если бы от личной ответственности отказывались только люди, далёкие от веры во Христа и от Его Церкви – от них иного ждать не приходится. Но полная беда состоит в том, что сегодня очень большое количество людей, позиционирующих себя православными, так же не хотят брать на себя никакой личной ответственности и ищут виновников всех своих проблем исключительно вне себя, в частности – в «плохой» государственной власти или в «плохом» священноначалии. Это явление я называю «православным нигилизмом». Об опасностях, которые таит в себе это явление, я достаточно подробно писал в своих последних статьях. В этой связи следует вспомнить слова, на которые постоянно обращал внимание Фёдор Михайлович Достоевский – «среда заела». В словах «среда заела» – сущность всех разновидностей нигилизма и начало всех смут, бунтов и революций. Эти слова просты, как хозяйственное мыло, и работают безотказно, как автомат Калашникова. Они – сродни лозунгу большевиков «грабь награбленное!». Мол, я ни в чём не виноват – виновата «среда», которая меня «заела». Стоит только человеку принять эти слова за истину – как он стремительно начинает «расчеловечиваться».

Всё творчество нашего национального пророка Достоевского после его обращения в Православие есть борьба против этой «теории среды» и этого лозунга из преисподней «среда заела» – за христианский логос личной ответственности. Помните, как проникновенно и с какой глубиной говорит о личной ответственности старец Зосима в «Братьях Карамазовых»: «…всякий перед всеми за всех и за всё виноват»? Только созидательное чувство личной вины может уберечь человека от разрушающего яда слов «среда заела».

В связи со сказанным я хотел бы обратить внимание читателей на статью уважаемого многими автора Геннадия Сазонова «Вымираем… Под аплодисменты», недавно опубликованную на РНЛ. Я далёк от идеи – утверждать, что мировоззрение Геннадия Алексеевича укладывается исключительно в слова «среда заела». В других своих статьях он предстаёт перед нами как вполне православный автор. Данная статья на сегодняшний день набрала рекордное количество прочтений – более 20 000. То есть, настроение и пафос её созвучны весьма многим. В этой своей статье Геннадий Алексеевич рассуждает о демографической проблеме в России, конкретно же – о причинах сокращения численности русского народа и понижении рождаемости у русских. Если говорить кратко, то вся статья сводится к одной простой мысли (составляющей суть «теории среды»): во всём виновата государственная власть, а народ не виноват ни в чём. Вот цитата, напоминающая тезис из какой-нибудь революционной прокламации: «Его (то есть, народа – А.Ш.) становится всё меньше и меньше, а на Красной площади в Москве танцует и пляшет огромный карнавал, прославляющий чемпионат мира». И далее следует ирония автора по поводу «эпохи “развитого путинизма”». Геннадий Сазонов упрекает государственную власть в том, что она находит средства на строительство Крымского моста и дороги-моста на остров «Русский» на Дальнем Востоке и вообще на «великие проекты», но при этом не находит средств на «народосбережение». Здесь так и слышится старая песня в духе Солоневича, Солженицына и некоторых писателей-«деревенщиков»: мол, зачем нам всякие Триумфальные арки с каналами, которые не стоят ни одной русской избы? И невдомёк автору, что без крымских мостов и волго-балтийских каналов никакого «сбережения русского народа» не получится, потому что без мостов и каналов к нам придут враги и вообще всё уничтожат. Уж сколько об этом писали (в том числе и я) – и вот, всё приходится начинать с начала…

Меня особенно удивило сравнение Геннадием Алексеевичем России с Арабскими Эмиратами. Он пишет: «В России человек рождается нищим – государство не дает ему долю в природных ресурсах, долю в общественных богатствах… В Арабских Эмиратах едва появляется человек на свет, ему открывают “нефтяной счёт”…». Неужели не понятно, что это – совершенно некорректное сравнение?.. – Масштабы России и Арабских Эмиратов несопоставимы ни по размерам, ни по природным условиям, ни по климату, ни по численности населения – никак. Гражданами Арабских Эмиратов являются около 10 000 000 человек – меньше, чем население Москвы. Стать гражданином этой страны – почти нереально, даже при огромных капиталах. Кроме того, условием получения «нефтяного» пособия и иных благ в Арабских Эмиратах является принятие и соблюдение самого «жёсткого» в мире Ислама (суннитского толка), со всеми вытекающими отсюда последствиями, особенно – в отношении женщин и детей, и т.д. и т.п. Да, там – высокая рождаемость из-за тоталитарности и жёсткости этого исламского течения. Может быть, нам последовать совету Владимира Жириновского и ввести многожёнство, а затем и мусульманами стать? А если серьёзно, то, при всём богатстве этой страны, она может (при определённых обстоятельствах, которые могут стать вполне реальными) моментально превратиться в аравийскую пустыню, точнее – в кучу аравийского песка, потому, что «на песке» нефтедолларов она, собственно, и построена. Россия же никогда богато не жила и жить не будет, но сохранится до конца мировой истории, так как несёт в себе «вечные смыслы», в отличие от всех этих нефтяных аравий и эмиратов, похожих на мираж в пустыне. И в российской действительности сегодня дело – далеко не только в «олигархах», которые «воруют». Надо же знать и понимать русскую историю! Прочтите хотя бы книгу Андрея Паршева «Почему Россия не Америка» – и вы увидите, например, насколько дороже стоит – построить жилой дом в зимней России, чем в летней Америке…

По мере приближения к концу статьи автор всё больше включает в действие «заевшую» всех «среду». Он пишет, например: «Но какая же женщина захочет рожать, если в стране унижается русская культура, родной язык заменяется иностранным, правящая “элита” ненавидит страну, из которой сосёт деньги, а государственное телевидение пропагандирует насилие и зло?». Да, вот так именно и думает женщина, которая хочет рожать… «Но какая же женщина захочет рожать…?» – вопрошает автор. Я отвечу: по-настоящему православная. Такая будет рожать, невзирая ни на какие внешние условия и среду. Мне неловко приводить в пример свою собственную семью. Делаю это не ради бахвальства, поверьте. Просто мы с супругой на своём личном опыте знаем – что такое «трудное время». Все наши 8 детей появились на свет в самые тяжёлые «перестроечные» и «постперестроечные» годы, когда роддома практически пустовали. Но никогда у нас не было ни малейшего сомнения или сожаления по поводу раз и навсегда выбранного семейного пути. Напротив – только радость. Когда у нас уже было семеро детей – мы жили в квартире площадью 36кв.м. И гостей приглашали, и весело было. Не хватало ни денег, ни еды, ни одежды – а нам было хорошо и весело. И ни разу мы с супругой не роптали из-за этого на власть. Как-то нам посоветовали пойти к московскому префекту Музыкантскому и попросить улучшить жильё. Когда мы зашли к нему в кабинет и изложили свою просьбу, он рассмеялся нам в лицо и сказал: «Вам, отец Александр, в центре никогда ничего не светит – может быть, только на окраине, да и то не скоро». Когда мы вышли из кабинета префекта, мне стало как-то радостно, и я сказал жене: «Ну, что ж, значит, Богу так угодно!» – и опять нам стало весело. Я тогда вспомнил слова из песни Виктора Цоя: «План такой – нам с тобой…». А буквально через месяц произошло чудо, и мы получили огромную квартиру в центре Москвы. Подробно я написал об этом в статье «Слово о любимом отце».

Главную причину понижения рождаемости в России у русских следует искать не в политике государства. Конечно, некоторые государственные решения в социальной области – из ряда вон плохи, и об этом говорить надо – кто же спорит! Но главная причина кроется в самом человеке, в его понимании мира и своей личной ответственности. Снижение рождаемости (это, кстати, признаёт и сам Геннадий Алексеевич) началось ещё при советской власти, потому, что, к сожалению, для очень многих русских эталоном уровня материальной жизни и жизни вообще стал Запад (джинсы, Кока-Кола, пособие по безработице, высокие зарплаты и т.д., и т.п.). В русских людях стала формироваться психология эгоиста, захотелось «пожить для себя», а «дети – это же такое бремя!»... И эта психология эгоизма и гедонизма пышно расцвела в постсоветскую эпоху и продолжает цвести и поныне. Я лично убеждён, что если бы чудесным образом русским детям при рождении начали выплачивать нефтяные пособия и вообще всех озолотили бы, то рождаемость от этого не только не поднялась бы, а и вообще исчезла бы. Запад – яркое тому подтверждение. Там рождаемость заметно повысилась лишь сразу после Второй мировой войны. Но, по мере улучшения материального положения населения, стала резко падать.

Геннадию же Алексеевичу я посоветовал бы внимательно поглядеть на улице на шеи проходящих мимо людей, особенно – молодых. И тогда он увидел бы, что почти ни на ком из них нет нательных крестов. Я уж не говорю про безотрадную статистику венчаний и крестин в православных храмах в последнее время. Кто-то ошибочно пытается обвинить в этом священноначалие и духовенство (разновидность интерпретации слогана «среда заела»). Нет, тут дело – в другом: ныне очень многие отходят от Бога, снимают с себя личную ответственность, это их личный выбор – оправдывать свой эгоизм и нежелание рожать детей «заевшей» их «средой». И государство с Церковью здесь, в сущности, ни при чём.

В начале статьи Геннадия Сазонова читаем: "Уже четверть века наши вожди проводят «реформы», и одновременно идёт планомерное сокращение государствообразующей нации - русских людей". Но разве корректно ставить на одну доску времена правления Ельцина и Путина?

...И почаще бы нам, православным, вспоминать слова преподобного Амвросия Оптинского: "Смотри на себя и будет с тебя".

священник Александр Шумский, публицист

http://shumskiy.su/stati/584-lichnaya-otvetstvennost-ili-sreda-zaela-2.html

«Закон бумеранга» в истории

О ядерных бомбардировках США Японии...

6 августа 1945 года политическое руководство США и американская военщина совершили чудовищное преступление, которому нет никакого оправдания, – сбросили атомную бомбу на японский город Хиросиму. А через два дня, 9 августа, была сброшена вторая атомная бомба на город Нагасаки. В общей сложности от этих взрывов и их последствий погибло около 350 000 человек. С нашего детсадовского возраста СМИ неустанно напоминают нам об этом злодеянии, совершённом США. И это абсолютно правильно. Ведь если не напоминать человечеству о самых страшных преступлениях в истории, то люди могут дойти до крайней степени бесчувствия, а затем – и до полного озверения. Но странным образом почему-то получается так, что об одних чудовищных преступлениях говорят постоянно и неустанно, а о других – практически ни звука… Примеров такого рода можно привести множество. Вот один из них. История России представлена либеральной исторической наукой как история сменявших друг-друга тиранов и угнетателей свободы, творивших неслыханные жестокости. На Западе давно уже утвердилось мнение, что не было в истории человечества тиранов и диктаторов страшнее Иоанна Грозного, Петра I-го, Сталина… а теперь вот – и Путина. Даже Гитлер отступил на второй план. А кто на Западе (да и у нас тоже), кроме узких специалистов в области истории, знает, к примеру, что король Бельгии Леопольд II сделал с жителями Конго в период с 1885 по 1908 гг.? Эту страну он считал своей личной вотчиной. Так вот, этот урод повинен в гибели 10 000 000 представителей местного населения (десяти, подчёркиваю!). По некоторым данным, жертвами бельгийской колониальной политики в целом в Конго стали 20 000 000 человек. За плохую работу конголезцам, невзирая на возраст и пол, отрубали кисти рук, а нередко – и стопы ног. К чему это приводило – полагаю, говорить не стоит. По этому поводу одесситы могли бы сказать примерно следующее: «Сталин нервно курит в сторонке»…

К чему я всё это говорю? – да к тому, что если о преступлении США в отношении Японии, совершённом в августе 1945 года, знает весь мир, то о преступлении японской военщины, совершённом в Китае, знает чуть больше людей, чем о преступлении Леопольда II-го. Речь идёт о японо-китайской войне, длившейся с 1937 по 1945 год. Так вот, в этой войне японская регулярная армия со зверствами, от которых даже у эсэсовцев волосы встали бы дыбом, уничтожила 30 000 000 китайцев. То есть, одновременно с Великой Отечественной войной, в которой мы потеряли около 30 000 000 соотечественников, шла война, в которой было убито столько же людей. И об этом, повторяю, обычный человек ничего не знает. Почему? – Потому, что западные СМИ и, конечно, сама Япония, находящаяся на «западной» орбите, в этом не заинтересованы. Кстати, любопытно, что и в советские времена, в советских школах и ВУЗах, даже исторических, никогда подробно не рассказывали об этой японо-китаской войне. Особенно, повторяю, поражает жестокость, с которой обычные японские солдаты убивали китайцев. Убивали всех – от детей до старух – предварительно изнасиловав. В нацистской Германии для уничтожения с особой жестокостью населения противника специально готовили людей (подразделение SS). Будущие эсэсовцы проходили особый курс обучения жестокости. Например, наставники требовали, чтобы будущий элитный солдат фюрера ложкой выковырял глаз у любимого кота, и тому подобное. Кстати, многие не выдерживали и сходили с ума или начинали спиваться. Всё-таки немцы – христиане, и это, конечно, давало о себе знать. С японскими солдатами в плане воспитания жестокости проблем не возникало. Япония совершенно справедливо ждёт, когда США попросят прощения за своё преступление перед японским народом. Но ведь и Японии следовало бы попросить прощения у китайского народа! И, возможно, в духовном, промыслительном плане жесточайшее преступление США против японского народа явилось историческим «бумерангом», который запустила сама Страна Восходящего Солнца. Трагическое событие августа 1945 года напоминает всем народам и государствам, прежде всего, о необходимости покаяния в своих исторических грехах.

священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/582-zakon-bumeranga-v-istorii.html

Большевизация монархизма?

Большевизация либерализма уже произошла в нашей стране и породила «коллективного троцкого»...

Ещё священномученик Илларион (Троицкий) писал, что мы живём во времена самых невероятных и изощрённых подмен. И действительно, враг рода человеческого использует любые мировоззренческие формы для проведения своей тёмной адской линии. В начале прошлого века нечистый дух действовал напрямую, прежде всего – через безбожных интеллигентов-нигилистов и различные революционные кружки и партии, созданные лидерами этой безбожной нигилистической интеллигенции. То было время действия, если так можно выразиться, классического нигилизма с его формулой «если Бога нет, всё позволено». И ещё сравнительно недавно трудно было себе представить, что враг рода человеческого будет действовать через часть православных церковных людей, называющих себя монархистами и призывающих к восстановлению Самодержавия в России. Разумеется, я имею в виду не всех монархистов, но значительную их часть.

Впервые почувствовал опасность православного нигилизма русский пророк Фёдор Михайлович Достоевский. В романе «Бесы» главный нигилист Петенька Верховенский предлагает аристократу Николаю Ставрогину стать Иваном-царевичем, то есть, ложным царём (самозванцем) и возглавить русский бунт под хоругвями и иконами. И вот, после крушения советской власти и распада СССР, пророчество Достоевского начало сбываться, и особенно заметно – в последние 2 года. Всем тем, кто забыл, либо не знал, напомню об одном страшном примере, ставшем прологом православного нигилизма как уже заметного явления в нашей российской духовно-нравственной действительности. 10 апреля 1999 года в провинциальном городке Вышний Волочёк Тверской области произошло немыслимое событие: накануне Светлого Христова Воскресения, в Великую субботу, когда Церковь поёт «Да молчит всяка плоть человеча…», когда весь мир замирает в ожидании величайшего События, двое вооружённых мужчин вошли в милицейскую управу и расстреляли дежуривших там сотрудников. Трое были убиты и один – ранен. Убийцами оказались члены так называемого «Опричного братства» Александр Сысоев и Евгений Харламов. Оба считали себя православными монархистами, «опричниками» будущего Самодержца, исправно посещали Храм Божий, исповедовались и причащались. Примечательно, что Сысоев в 1995 году был избран председателем одного из православных братств. В ходе следствия выяснилось, что новоявленные нечаевы убили милиционеров для того, чтобы завладеть их оружием. Далее они планировали сформировать «опричный полк», мобилизовать местное население и начать «Крестовый поход» на Москву. Цель грядущей революции – восстановление в России православной самодержавной власти. После задержания (кстати, Харламова задержать не удалось, и его местонахождение до сих пор неизвестно) Сысоев писал своим соратникам: «Совесть моя чиста, своими испытаниями горжусь и от них не отрекаюсь». В этой связи невольно вспоминаются таинственные и пророческие строки поэта Николая Рубцова:

Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри, опять в твои леса и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времен татары и монголы,

Они несут на флагах черный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России.

Вот эти сысоевы и харламовы и есть носители страшного чёрного креста православного нигилизма. Об этом событии и вообще о проблеме новой формы нигилизма я впервые написал в 2003г. в газете «Десятина», в статье «Время вечности». В 2006г. эта статья была опубликована на РНЛ. В высшей степени примечательно, что вышедший в 2010г. после отбывания срока в психиатрической больнице Александр Сысоев не только ни в чём не раскаялся, но, напротив, продолжает выражать уверенность в своей правоте. На психически больного Сысоев не похож – достаточно для этого посмотреть в интернете недавно вышедший фильм «Кровавая Пасха». Вероятно, в то время власти не решились квалифицировать это дело как политический терроризм и выбрали смягчённый вариант: «психическое расстройство и невменяемость». Какой с больного спрос! Но на что хочется обратить особое внимание: мы знаем немало случаев, когда бывшие нигилисты классического «безбожного» типа обращались к покаянию и становились глубоко верующими людьми. Наиболее известные примеры – это Фёдор Достоевский и Лев Тихомиров. Почему Достоевский и Тихомиров сумели покаяться? – Потому что в глубине души они чувствовали, что идут против Воли Божьей и что их богоборчество – грех. Это чувство их мучило. Но сысоевы с харламовыми раскаяться не в состоянии, потому что они убеждены в том, что действуют согласно Божьей Воле, и их совесть ничто не смущает. Я не знаю ни одного случая, чтобы покаялся кто-то из числа православных нигилистов, а мне известны многие из них. Поэтому православная «сысоевщина» опаснее безбожной «нечаевщины». Православный нигилизм – гораздо более глубокая духовная болезнь, чем безбожный нигилизм, потому что ведёт непосредственно к Ивану-царевичу, то есть, к Антихристу.

В этой связи следует поговорить о последних публикациях ряда монархистов на «царскую» тему в различных СМИ, в том числе – и на «Русской народной линии». Я сейчас не буду приводить имён отдельных авторов и названий статей (это займёт слишком много места), если понадобится – я сделаю это в последующих публикациях. В данной своей статье я хотел бы заострить внимание на одном бесспорном факте: в подавляющем большинстве материалов на «царскую» тему с той или иной степенью радикализма доминирует следующая мысль: мы, православные монархисты, сторонники самодержавной власти, считаем, что всякая власть в России (в том числе – и нынешняя), установившаяся после свержения Монархии и убийства последнего Царя Николая II-го, нелегитимна, поэтому мы терпим её до тех пор, пока не придёт подлинный Самодержец. Один из заметных монархистов недавно подчеркнул, что Самодержавие является конкурентом нынешней власти (как государственной, так и церковной) и что в борьбе за Самодержавие монархистов не поддержит ни родное государство, ни большинство архиереев. Осознаёт ли сам автор в полной мере, что подобные, почти манифестационные, заявления могут быть восприняты государством и Церковью как конфронтационные и раскольничьи?.. И почему (это особенно интересно) «самодержавный проект», по мнению автора, должен конкурировать с церковной властью? Что автор имеет в виду? – Возвращение Церкви к синодальному управлению? Я, во всяком случае, сделал именно такой вывод. Надо же отдавать себе отчёт в том, что подобные заявления вступают в противоречие с действующей Конституцией Российской Федерации, особенно – в отношении к верховной власти. Рано или поздно (скорее всего – скоро) государственная власть начнёт принимать меры… Я тоже по убеждениям – монархист, но я – против тезиса о нелегитимности в России власти, установившейся после падения Монархии. И такие монархисты, как я, не собираются вступать в конфронтацию ни с государственной, ни с церковной властями. И нам очень не хотелось бы пострадать из-за радикальной позиции ряда монархистов. Ведь государственная власть, если она начнёт действовать, не станет разбираться в принципиальных расхождениях рассудительных и радикальных монархистов. При этом я хочу подчеркнуть, что трезвенные монархисты – вовсе не против конструктивной критики политики государства. Но одно дело – критика власти и совсем другое дело – признание этой власти незаконной. И особенно хочу предупредить радикальных монархистских идеологов, что их статьи в ближайшем будущем вполне могут привести к появлению очередных сысоевых и харламовых и к новой смуте на Руси.

Теперь – о термине «царебожие», который я употреблял в двух своих последних статьях. Один из моих оппонентов написал, что этот термин употреблять нельзя, что он надуман, поскольку в реальности не существует православных, которые заявляли бы, что святой Царь Николай II – выше Господа нашего Иисуса Христа. Действительно, публично заявить такое может только шизофреник. Но не следует упрощать ситуацию. Царебожники – это прежде всего те православные, в сознании которых святой Царь-мученик Николай II реально выходит на первое место. Они сами этого не понимают. Если вы спросите напрямую: кто выше – Христос или святой Царь? – они, конечно, ответят правильно. Но в своей повседневной религиозной и внутренней жизни они забывают об Иисусе Христе и реально думают почти исключительно о Царе-страстотерпце Николае II-м. Это проявление экзальтации – опасной духовной болезни, о которой писал святитель Игнатий Брянчанинов. Он называл такое нездоровое состояние «разгорячением крови». Кстати, примеров смещения акцента в религиозной жизни с Христа на тех или иных святых (или даже на старцев) мы находим предостаточно и в прошлом и в настоящем. Об этом смещении акцентов писал ещё Апостол Павел: «Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?» (1 Кор. 1, 12–13). В своё время были так называемые «иоаннитки», которые считали Иисусом Христом святого праведного Иоанна Кронштадтского, и некоторые из них даже пытались укусить святого старца, чтобы «приобщиться» его крови. А сегодняшний нескончаемый поток к мощам блаженной старицы Матроны Московской? – в этом потоке, к сожалению, немало людей, для которых святая старица стала божеством, заменившим Христа. Разумеется, ни святой праведный Иоанн Кронштадтский, ни святая блаженная Матрона, ни святой Царь-страстотерпец Николай II никакой вины за эти искажения Веры их почитателями не несут. Такие нездоровые люди были, есть и будут всегда. Но наша просветительская задача заключается в том, чтобы таких людей становилось как можно меньше. Сегодня же, к сожалению, весьма многие публикации радикальных монархистов способствуют возгреванию экзальтации вокруг имени Государя. И таких экзальтированных православных (особенно – женского пола) уже очень много, и становится всё больше. И в этом смысле «царебожие» – совсем не мнимая угроза, как полагает мой друг и единомышленник, главный редактор РНЛ, Анатолий Дмитриевич Степанов, который в послесловии к моей последней статье пишет: «Действительно, среди маргинальной части православных патриотов, тяготеющих, главным образом, к раскольникам, существует нездоровый ажиотаж вокруг имени Государя, но это еще не повод, чтобы писать об угрозе “царебожничества”». Дорогой Анатолий Дмитриевич, к сожалению, по моим священническим наблюдениям, «нездоровый ажиотаж вокруг имени Государя» присущ не только раскольникам, но и весьма широкой части православных патриотов. Я даже готов согласиться с тем, что термин «царебожие» – не идеален. Но ведь дело-то не в термине как таковом, но в наличии реального и уже широкого явления, котороое Вы называете «нездоровым ажиотажем вокруг имени Государя». Хорошо, давайте, пока не придумали более точного термина, заменяющего термин «царебожие», использовать это Ваше определение.

Экзальтация и «разгорячение крови» всегда сопровождаются нетерпимостью к инакомыслию. И неважно – в какую форму упакована эта экзальтация – в большевистскую, либеральную или патриотически-монархистскую. Суть дела везде одна: ни слова критики в адрес главной фигуры – будь то «вождь мирового пролетариата» или «Самодержец всея Руси». Недавно один из радикальных монархистов написал, что те, кто не признаёт Императора Николая II-го величайшим и высочайшим государственным деятелем, не могут считаться вполне церковными людьми и ревнителями Православной Веры. При этом он ссылается на некую историческую науку, которая якобы неопровержимо доказывает безупречность, величие и высоту государственного служения Царя Николая II-го. Ну, наука – так наука. Я в «царской» теме – уже несколько десятилетий. И на мой взгляд – наряду с высочайшими достижениями, у Императора Николая II-го, как и у любого крупного государственного деятеля, были и ошибки и провалы. Я не в коей мере не осуждаю его за ошибки – кто я такой, чтобы судить Царя? И моя любовь к Царю-страстотерпцу и его Семье не может быть поколеблена ничем. Вместе с тем, никак не отменить того факта, что Россия проиграла Русско-Японскую войну. И сколько гламурные радикальные монархисты ни пытались бы доказывать обратное – факт остаётся фактом. И это действительно историческая наука.

Далее. Я, как и многие другие, полагаю, что России следовало бы вступать в Мировую войну либо позже, либо вовсе не вступать. Об опасности вступления в эту войну Царя предупреждали и Григорий Распутин, и Пётр Дурново. Хорошо известна докладная записка бывшего министра внутренних дел Петра Николаевича Дурново, в которой с потрясающей, пророческой точностью расписаны все катастрофические роковые последствия для России в случае её вступления в Первую мировую войну. Что же касается отречения Царя, то здесь (я писал об этом уже неоднократно) никогда не будет полной ясности – сколько бы некоторые авторы в своих толстенных книгах ни пытались доказывать, что отречения вообще не было. И как-то неловко читать сегодня слова одного высокопоставленного чиновника (по образованию – историка), где утверждается, что если бы не революция – то Россия одержала бы победу в Первой мировой войне.

P.S.: Большевизация либерализма уже произошла в нашей стране и породила «коллективного троцкого». Он сейчас несколько стушевался, но ждёт своего часа. А теперь, как мне представляется, начался процесс большевизации монархизма. Меня очень беспокоит психологическое сходство большевиков и радикальных монархистов. Это один и тот же революционный психотип. И ещё я пришёл к одному, казалось бы, парадоксальному, выводу: если бы нынешних монархистов перенести на машине времени в 1917-й год, то рассудительная их часть осталась бы до конца верной Самодержавию, а вот радикальная – поделилась бы между различными социал-демократами и группой черносотенцев, руководимых предателем Пуришкевичем. Я очень надеюсь, что объединение сегодняшних «коллективного троцкого» и «коллективного пуришкевича» против верховной российской власти окажется лишь страшным сном.

священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/581-bolshevizatsiya-monarkhizma.html

Опасность царебожия нарастает

О статье Олега Платонова «Самое тягчайшее преступление всемирной истории».

Прочитал на РНЛ статью известного экономиста, демографа, писателя, директора Института Русской Цивилизации, главного редактора газеты «Русский вестник» Олега Анатольевича Платонова под названием «Самое тягчайшее преступление всемирной истории». И, признаться, был сильно удивлён. Я, как и все православные, всегда полагал, что самым тягчайшим преступлением всемирной истории было убийство Богочеловека, Господа нашего Иисуса Христа. Но из статьи Олега Анатольевича следует, что самым тягчайшим преступлением всемирной истории является убийство царя Николая II-го и его семьи. Статья начинается со слов: «Убийство Царя Николая II и его семьи – самое тягчайшее преступление во всемирной христианской истории». Конечно, Олег Анатольевич может мне возразить, сказав примерно следующее: «Но я же уточнил, что речь идёт о всемирной христианской истории!» Но тогда почему нет этого уточнения «христианской» в названии статьи? Ведь название – это самая суть любого печатного материала. Получается некая двусмысленность, сбивающая с мысли и путающая читателя. И попутно возникает вопрос: а когда именно начинается христианская история? По моему мнению, зримая для всего мира христианская история начинается с Распятия Иисуса Христа и Его Воскресения. А сокровенная от большинства Его современников христианская история начинается от Рождества Христова. Не так ли, уважаемый Олег Анатольевич?

Далее. Олег Платонов очень хорошо и правильно пишет о значении царской власти вообще, об отношении к царю русского народа, выразившейся во множестве пословиц, которые обильно приводятся автором в статье. Это чрезвычайно интересно и познавательно. Но далее, когда он переходит непосредственно к личности царя Николая II-го, у меня вновь возникают недоуменные вопросы. Автор пишет: «Перед своим падением великая Русская цивилизация, Святая Русь, явила человечеству две духовно идеальные личности – Царя Николая II и святого праведника (так – у Платонова, хотя надо бы написать не «праведника», а «праведного» – А.Ш.) Иоанна Кронштадтского, воплотивших в себе все лучшие духовные черты Русской цивилизации». Но вот что удивительно: сам святой праведный Иоанн Кронштадтский весьма критично относился к правлению Николая II-го, что нашло отражение в его дневниках (особенно – в предсмертном дневнике 1908 года). Вот что содержит в себе запись за 10-е октября: «Господи, вразуми студентов; вразуми власти; дай им правду Твою и силу Твою, державу Твою. Господи, да воспрянет спящий царь, переставший действовать властью своею; дай ему мужество, мудрость, дальновидность. Господи, мир в смятении; диавол торжествует, правда поругана. Восстань, Господи, в помощь Церкви Святой. Аминь». Возможно, что Олег Анатольевич не знает этой оценки святого праведного Иоанна Кронштадтского, хотя это маловероятно. Если знает – зачем замалчивает? Чтобы создать идиллическую картину взаимоотношений двух святых? Но ведь «глянец» не углубляет понимания реальной истории. Причём, из цитаты видно, что святой праведный Иоанн любит Николая II-го, но тем не менее с болью свидетельствует о недостатках его правления. А ведь святой праведный Иоанн Кронштадтский был лично знаком как с самим святым страстотерпцем Николаем II-м, так и с отцом его, Александром III-м. Поэтому меня весьма удивляют многие нынешние монархисты, которые не желают признавать никаких недостатков во внутренней и внешней политике императора Николая II-го. Он у них – и великий политик, и великий полководец, и т.д. И когда им возражаешь – они начинают смотреть на тебя почти как на врага. Психология таких монархистов мало чем отличается от психологии убеждённых коммунистов советского времени, когда нельзя было произнести ни единого слова критики в адрес действующего вождя. Вспоминаю свою недавнюю беседу с одним из таких монархистов. Я привёл ему вышеупомянутое высказывание святого праведного Иоанна Кронштадтского о царе Николае II-м. На это он мне ответил: «Ну, что же, все ошибаются, даже великие святые!». Я, в свою очередь, высказал убеждённость, что если бы Иоанн Кронштадтский дал противоположную оценку деятельности царя Николая, совпадающую с оценкой моего собеседника, тот цитировал бы её на каждом шагу. А так получается, что, мол, если оценка святого не совпадает с моей, значит, неправ не я, а этот святой. Ну, не смешно ли?

Но вернёмся к статье Платонова. Несколько, на мой взгляд, увлекшись пословицами, Олег Анатольевич пишет: «Да и вообще слово “Царь” выражает принцип высшего совершенства. Отсюда – “Царь-колокол”, “Царь-пушка”, “Царь-девица”, “Царь-земля”». Но вот ведь незадача: Царь-колокол не мог звонить, а Царь-пушка не могла стрелять… – огромные изделия, сделанные неправильно, впечатляющие, но совершенно бесполезные. А что касается Царь-девицы, то я таких, слава Богу, пока ещё не встречал. И вот ещё один настораживающий момент. Олег Платонов пишет: «Русская православная мысль конца XIX – начала XX века продолжает твердо держаться убеждения, что невозможно православным христианам иметь Церковь, не имея Царя». Но ведь это же неверно: само существование Православной Церкви не может зависеть ни от какой формы власти. Церковь может существовать даже при полном земном безначалии. Например, в Греции, находившейся под османским игом, не было никакого царя. Или у нас – в СССР и в России – тоже не было и до сих пор нет царя. Однако, как греческая, так и русская Церкви существовали и продолжают существовать.

Но больше всего в статье Олега Анатольевича меня удивили следующие слова: «В целом русская духовная мысль все более глубоко обосновывает главную формулу Русской цивилизации, выражающуюся в святой триединой соборности: Самодержавие – Православие – Народность. В ней нет ничего случайного. Каждый элемент “выстрадан, вымолен, выпрошен у Бога”». Но как же так получается, уважаемый Олег Анатольевич, что в Вашей триаде Самодержавие оказалось на первом месте, а Православие – на втором?.. И при этом Вы констатируете, что здесь не может быть «ничего случайного» и «каждый элемент» – на своём месте… Но ведь любой школьник знает, что святая триединая Соборность выглядит следующим образом: «Православие – Самодержавие – Народность». А отсюда – слова: «За Веру, Царя и Отечество!». По Вашей же формуле надо восклицать: «За Царя, Веру и Отечество!». А ведь даже ухо режет неправильность расположения этих слов… В триаде «Православие – Самодержавие – Народность» всё – на своих, надлежащих, местах. Православие, то есть, Царь Небесный, благословляет Самодержавие, то есть, земного царя, который, в свою очередь, управляет народом. Если же Самодержавие переходит на первое место, значит, царь земной становится выше Царя Небесного, и вообще вся триада распадается и теряет всякий смысл. Триада «Православие – Самодержавие – Народность» – Богочеловеческая. А триада «Самодержавие – Православие – Народность» – человекобожеская. И вот здесь и обнаруживается основа для ереси «царебожия». У нас уже есть т.н. «Царская Православная Церковь», которую возглавляет «царебожник» лжеепископ Александр Иванников, бывший священник. Я убеждён, что Олег Анатольевич Платонов – серьёзный учёный. Хочется надеяться, что он просто увлёкся и не заметил некоторых ошибок. Ничего страшного я здесь не вижу, просто честный учёный должен вовремя исправлять свои ошибки.

священник Александр Шумский, публицист

Негоже заниматься политиканством на Царской крови

Давно уже замечено, что русский человек склонен к мечтательности и крайностям и зачастую, увлекаясь своими идеями, незаметно для самого себя переходит ту границу, за которой начинается необратимый процесс разрушения, а изначальная благая идея превращается в орудие самоуничтожения.

Именно это и произошло в русской революции начала прошлого века. Изначальная благая идея справедливости в русском исполнении переродилась в крайний деспотизм. Диалектика этого самоуничтожительного процесса гениально отражена в произведениях Ф.М. Достоевского, особенно в романе «Бесы». От небесной чистоты первоначального импульса до непроглядной тьмы адского подземелья - вот путь, по которому мы периодически проходим в своей истории.
Самое главное, что суть дела заключается не в идее как таковой, а в особенностях русского самосознания и русской ментальности. Идея может быть любой - от безбожной всеобщей справедливости до православной самодержавной монархии. Идея безбожной справедливости в конечном счете свелась к формуле: «Если Бога нет, то все позволено». В этом суть дореволюционного нигилизма.
Но вот прошло время. Пала советская власть, распался СССР, начали вырисовываться контуры новой России. И разгорелась идейная борьба за образ этой новой России. Именно разгорелась, потому что началась эта борьба раньше, еще в советский период. Из среды православной интеллигенции выделилась группа монархистов, ратующих за возрождение монархии в России. В этой группе были и есть самые разные люди, от умеренных и рассудительных до радикальных и крайне экзальтированных. Я намеренно не стану заострять внимание на конкретных персоналиях, чтобы не затушевывать главное, а оно в том, что с момента возникновения постсоветского монархического движения выделился революционный, по существу, кружок, провозгласивший формулу нового нигилизма: «Бог есть, а значит, все позволено».
Мне не раз приходилось писать на эту тему. Этот новый тип мировоззрения я назвал «православным нигилизмом». Руководители этого монархического кружка стали именовать Царя Николая II «искупителем», фактически заменяя им Господа нашего Иисуса Христа. Так родилось явление, называемое царебожием. Руководители кружка прямо заявляли, что, придя к власти в России, они подвергнут репрессиям вплоть до смертной казни всех, кто посмел противостоять их царебожию.
Надо заметить, что лидеры этого царебожнического движения отпали от Русской Православной Церкви, создав свои маргинальные секточки. То есть, они, казалось бы, исчезли, и вместе с ними исчезло и царебожие. Но, к сожалению, дело этих «православных нигилистов» продолжает жить, и его дух неожиданно дает о себе знать в ряде нынешних публикаций и выступлений. Таких публикаций становится все больше, поскольку мы в прошлом году отмечали столетие революции 1917 г., а в этом году отмечаем столетие расстрела Царской Семьи.
На мой взгляд, для большей части нынешних публикаций на «царскую» тему характерна некая экзальтированность и духовая нетрезвость. В них нет откровенного, неприкрытого царебожия, присущего «отцам-основателям» царебожнического движения, но сдвиги в сторону царебожия в них, несомненно, содержатся. Об этом свидетельствуют, например, такие слова как «Царская Голгофа» и «Русская Пасха» (оба слова с заглавных букв).
«Русская Пасха», по мнению одного из авторов, - это день мученической кончины Царской Семьи. Кто-то возразит, что это всего лишь метафора, образ, фигура речи. Но именно с подобных метафор и началось в свое время царебожие. Не говоря уже о нескольких царебожнических сайтах, которые резко активизировали свою деятельность.
Кстати, автор, навязывающий нам словосочетание «Русская Пасха», намекает и на необходимость в будущем применять силу для наведения нравственного порядка в монархическом понимании. Все это смыкается с постулатами о репрессиях и казнях «отцов-основателей» царебожия.
Кроме того, многие нынешние статьи на «царскую» тему содержат очевидный выпад против президентской власти. Дескать, мы терпим эту незаконную, нелегитимную власть до того момента, когда появится личность, достойная стать российским самодержцем. А определять, кто этого достоин, а кто нет, будут, конечно же, они сами, монархисты.
Один известный писатель-деревенщик, постоянно противопоставляет дореволюционный период советскому. Ленин и Сталин для него - единое целое. Он так и пишет через дефис - Ленин-Сталин.
В одной из своих статей автор, навязывающий словосочетание «Русская Пасха», уподобляет русского Царя духовному мечу, разделяющему и проходящему через сердца людей. Автор противопоставляет дни памяти расстрела Царской Семьи первенству мира по футболу и предстоящей встрече Президента России Путина и Президента США Трампа.
Нельзя не заметить в этом выпада против российской верховной власти. Зачем он это делает? Не знаю. Но из таких публикаций могут постепенно вызревать предпосылки новой русской революции, на этот раз под монархическими знаменами. Не думаю, что монархическая революция в России станет менее кровавой, чем большевистская. Тем более очевидно, что западные идеологи-русофобы пытаются разыгрывать монархическую карту в борьбе с «путинским режимом».
Поэтому в день скорбной памяти мученической кончины Царской Семьи я призываю всех монархистов отказаться от пути лукавых подмен и не заниматься опасным политиканством на Царской крови.

священник Александр Шумский, публицист

Несколько слов по поводу дискуссии о памятнике Царской Семье в Кирове

Сама по себе идея установления памятника Царской Семье в Кирове или ещё в каком-либо другом месте – безусловно, позитивна. И тут, на мой взгляд, православным патриотам спорить не о чем. Другое дело – насколько установление такого памятника нужно именно сейчас. Вот, уважаемый главный редактор РНЛ утверждает, что установление памятника Царской Семье будет способствовать примирению противоположных сил российского общества и не позволит вновь развернуться классовой борьбе. Но откуда такая уверенность? Ведь общественные слушания по поводу дискуссии о памятнике, прошедшие 18 июня в Кирове, показали, по моему мнению, обратное. Да и сам Анатолий Дмитриевич это так или иначе признаёт. В своей статье под названием «Нам нужно примирение, а не новая классовая борьба» он – как мне показалось, с некоторым раздражением – пишет: «Возникает законный вопрос: а всякое ли мнение нужно учитывать?». Не резковато ли, дорогой Анатолий Дмитриевич? Хотим мы с Вами этого или нет, но по «царской» теме в русском обществе, в том числе – и в православной его части, никогда не будет консенсуса. Увы, такова реальность.

Действительно, оценки факта отречения «последнего Царя» всегда будут очень сильно отличаться друг от друга и навсегда останутся камнем преткновения для тех, кто хочет полностью закрыть вопрос. Доминируют две полярные оценки отречения Николая II. Первая: «Царь Николай II, отрекшись от престола, совершил предательство». Вторая: «Царь Николай II, отрекшись от престола, совершил великий подвиг». Я же, как и некоторые другие православные, придерживаюсь третьей точки зрения: Царь не мог совершить предательства, это кощунство – думать так, это даже смешно оспаривать. Но и «великим подвигом» его отречение я считать не могу. Его загнали в ловушку, оказывали сильнейшее давление и шантажировали семьёй. И он, попав в безвыходную ситуацию, естественно, был в смятении (а кто на его месте не был бы в смятении?..). Вот почему я никогда не осуждал и не осуждаю Николая II-го за то, что тот отрёкся от престола. Но две первые позиции вызывают у меня полное неприятие. Поэтому я неоднократно предлагал и продолжаю предлагать вообще больше не обсуждать тему отречения, а сосредоточиться на очевидных и бесспорных вещах благочестивой жизни Царской Семьи со смиренным принятием Ею мученической смерти.

Но, к сожалению, Анатолий Дмитриевич в своей статье вновь заостряет вопрос об отречении царя Николая II-го. И я не думаю, что такое заострение способствует главному нашему с ним желанию – желанию общественного примирения. Анатолий Дмитриевич относится к той группе монархистов, которая считает отречение Николая II-го подвигом. Это его право. Но мне непонятно, на каком основании он упрекает своих оппонентов в незнании истории… Цитирую: «Ну вот, к примеру, на слушаниях один из активных противников установки памятника Царской Семье заявлял, что Император Николай II виноват в развязывании Гражданской войны. Но ведь это же абсолютная чушь! Всё было, как говорится, с точностью до наоборот. Государь как раз и отрекся от престола, чтобы избежать Гражданской войны». Безусловно, жёсткое утверждение, что Государь виноват в развязывании Гражданской войны, нельзя принять в полной мере. Причин этой войны было много, и, конечно, одного отречения Императора тут было недостаточно. Но и оно, с моей точки зрения, сыграло свою отрицательную роль. Полагаю, что даже если бы Государь не отрёкся, эта война всё равно началась бы. И слова Анатолия Степанова «Но ведь это же абсолютная чушь!» довольно-таки трудно назвать серьёзным историческим аргументом, как и его же слова «Государь как раз и отрекся от престола, чтобы избежать Гражданской войны». И никаких исторических фактов или каких-то материалов, позволяющих делать такие выводы, просто нет. Это – область веры Анатолия Дмитриевича и его сторонников.

Далее. Анатолий Степанов пишет о начале развязывания «полномасштабной Гражданской войны… после убийства Царской Семьи» и подчёркивает: «Может быть, именно живой Царь сдерживал противостояние в народе». Но ведь и это – опять из области гадания, а не исторических фактов. Тем более, что оппонент Степанова мог бы ответить ему историческим фактом – что после отречения Николай Александрович Романов уже больше не являлся Царём. Это для меня и Анатолия Дмитриевича Царь остаётся Царём, несмотря ни на что, – потому, что мы уже оцениваем данное событие духовно, а не только событийно-фактически. Но оппонент, выступающий на кировских слушаниях, к сожалению, не обязан так думать – и таких очень много. Говорить же таким людям – так, как это делает Степанов, – что они нуждаются в просвещении и что в их головах сформирован некий «вздорный миф» – некорректно: здесь уже улавливается дух некого высокомерия. Тем более, что рассуждения Анатолия Дмитриевича тоже не лишены своей «мифологии».

Далее. Степанов пишет: «Другие участники общественных слушаний в качестве аргумента против установки памятника говорили, что нельзя прославлять Императора Николая II потому, что он отрекся от престола в самый разгар войны с внешним врагом. Видимо, эти люди полагают, что Государь добровольно решил отречься от престола накануне победы над Германией». Дорогой Анатолий Дмитриевич! А ведь аргумент-то действительно сильный! Я имею в виду не установление памятника (против которого я ничего не имею), я имею в виду данный аргумент как таковой – независимо ни от каких памятников. Ведь очевидно, что, отрекаясь от престола, Император Николай II не мог не понимать, что именно после этого произойдёт с армией и фронтом, тем более, что он на тот момент был ещё и Верховным Главнокомандующим. И трудно не согласиться с тем, что брожения в армии и последующий распад армии и фронта после отречения Императора оказался основным детонатором полномасштабной Гражданской войны. Видно, что и сам Анатолий Степанов это вполне осознаёт – потому, что единственным аргументом в защиту отречения в данном случае он выдвигает лишь тот факт, что государь не добровольно решил отречься от престола накануне победы над Германией. Но здесь возникает очевидное противоречие в суждениях Анатолия Степанова. В одном абзаце своей статьи он говорит, что «Государь… отрекся от престола, чтобы избежать Гражданской войны». То есть, получается-то, что отрёкся добровольно… А уже в следующем абзаце утверждает обратное, говоря: «Видимо, эти люди (то есть – оппоненты, –А.Ш.) полагают, что Государь добровольно решил отречься от престола накануне победы над Германией». Может быть, я чего-то не понял, но получается очевидная логическая и смысловая нестыковка: либо отрекался по собственному желанию, либо – под давлением.

А вообще – вся дискуссия по установлению памятника Царской Семье показывает, что дело, собственно, не в памятнике как таковом, а в самой сути сложнейшей «царской» темы. И вряд ли, к сожалению, здесь когда-нибудь будет достигнут консенсус.

Священник Александр Шумский, публицист