Тревожная тенденция


Тема «возможна ли новая революция в России?» активно обсуждалась и продолжает обсуждаться в различных СМИ. Это совершенно естественно, поскольку в 2017-м году мы отмечали трагическую дату отечественной истории – столетие русской революции 1917 года. В то же время, тема революции в России не стала предметом системного осмысления. Я, например, ожидал проведения всероссийской конференции или круглого стола, в которых участвовали бы самые разные специалисты и где революция была бы системно рассмотрена со всех сторон. Но, вероятно, такое всестороннее и глубокое обсуждение проблемы революции многим стоящим у власти сегодня невыгодно, поскольку может вызвать нежелательные и неудобные сравнения.

Так возможна ли новая революция в России? – Я полагаю, что в самое ближайшее время, то есть, в этом или следующем году она вряд ли может состояться. Что будет дальше – прогнозировать не берусь. Могу лишь засвидетельствовать опасную тенденцию в развитии протестных настроений, особенно – в молодёжной среде. В этом легко убедится всякий внимательный наблюдатель, побывавший в минувшую субботу на митинге, организованном Навальным на Пушкинской площади. Подавляющей частью митингующих была молодёжь – от 15-и до 30-и лет. Самого Навального задержали непосредственно перед Пушкинской площадью. Над Пушкинской площадью баражировал вертолёт, а вокруг площади велись строительные работы с применением отбойных молотков, так что речей митингующих практически не было слышно – лишь отдельные выкрики, среди которых выделялись слова «долой царя!». Весьма характерный лозунг, свидетельствующий о том, что даже оппозиция склонна воспринимать Владимира Путина как самодержца. ОМОН вёл себя профессионально и спокойно. На моих глазах были задержаны только два здоровых парня – по-видимому, не очень трезвых. Никаких профессионально сделанных плакатов, призывающих к радикальным действиям, я не заметил. Лишь одна весьма преклонных лет женщина держала в руках большой помятый лист ватмана, на котором шариковой ручкой было написано: «Ни царь, ни вождь, ни президент не имеют право распоряжаться нашими природными богатствами – землёй, водой, недрами: они этого не создавали!». Я спросил её: «А кто же должен всем этим распоряжаться – Вы, что ли?». Вместо ответа она раздражённо повернулась ко мне спиной. Ещё там расхаживала парочка престарелых хиппи в потёртых джинсах, с белыми длинными волосами и бородами. В руках они держали красные флажки, на которых белыми буквами было написано: «Дайте нам спокойно жить!». Я их спросил: «Парни, а кто вам жить-то спокойно мешает? Соседи по дому? Президент Дональд Трамп? Может, просто вы сами от себя уже устали?». Шестидесятилетние парни (надо отдать им должное) с юмором ответили: «Да ладно тебе, старый! Просто день кайфовый сегодня – солнышко, тепло… сейчас малость потусуемся, пивка попьём – и по домам!».

Читатель спросит: а в чём же Вы видите тревожную тенденцию? Вроде бы, всё более или менее мирно, какой-то ярковыраженной агрессии нет… Навального, вон, задержали – и никаких криков вроде «руки прочь от Навального!» не слышно. Действительно, персонально Алексей Навальный, похоже, молодёжь совсем не интересует. Я не заметил ни одного молодого человека, у которого на майке было бы написано: «Навальный – наш лидер!» или что-то в этом роде. Но чувство тревоги, тем не менее, присутствует. Обращает на себя внимание следующее обстоятельство: в субботний майский день, когда почти все, как правило, стремятся выехать за город, Навальному и его сторонникам удалось собрать, по моему представлению, от 1,5 до 2-х тысяч человек. Много это или мало? – это как посмотреть… Конечно, немного, но и жалкой горсткой такое количество людей не назовёшь. Если учесть, что подобные митинги состоялись и в других городах России, то неприятная тенденция – налицо. Смуты зачастую начинаются с внешне незначительных событий. В своё время парижским студентам удалось отправить в отставку великого президента Франции Шарля де Голля. А ведь когда эти студенты только начинали «бузить», де Голль неосторожно бросил: «молодые люди просто не хотят учиться»…

P.S.: В этом году, впервые за 25 лет, что я служу в храме Святителя Николая в Хамовниках, в воскресение после Светлой Седмицы (неделя 2-я по Пасхе) у нас не было совершено ни одного Таинства Венчания, и такое в этом году наблюдалось не только в нашем храме, – хотя во все предыдущие годы у нас желающих венчаться в этот день было столько, что мы вынуждены были многим отказывать. Это, кстати, касается и Таинства Крещения – всё меньше и меньше людей приходит креститься. Я не берусь делать из этого какие-то далеко идущие выводы – возможно, это некая случайность (время покажет). Но очень не хочется думать, что молодёжь, не желающая идти в храм венчаться, пополняет ныне ряды новых революционеров. Судя по всему, начался процесс резкого «левения» в настроениях молодёжи. Кстати, я обратил внимание ещё на одну тревожную деталь: сегодня очень много молодых людей, которые не носят нательных крестов, хотя и крещены в Православной Церкви. Ещё лет 5 назад таких юношей и девушек было заметно меньше. Я недавно спросил одного молодого парня – почему он не носит нательный крест. Ответ был весьма неожиданным: «Это сейчас уже не модно». Полагаю, что к его словам следует отнестись серьёзно. Надеюсь, что наш национальный лидер Владимир Путин понимает молодёжную проблему и не повторит ошибки своего великого французкого коллеги Шарля де Голля. Недаром же сразу по окончании вчерашней инаугурации в Кремле Владимир Владимирович направился к большой группе молодёжи и довольно долго с нею общался.

священник Александр Шумский, публицист
мама коляна

Правила сообщества

В сообществе публикуются посты, содержащие уникальный контент общественно-политической тематики.

Collapse )
Участники самостоятельно несут ответственность за размещаемую в сообществе информацию перед законами Российской Федерации, а также законами стран, интересы которых могут быть затронуты публикуемой информацией. За содержание постов и комментариев администрация сообщества ответственности не несёт. Размещение в сообществе постов или комментариев означает, что вы ознакомились и принимаете правила.

Что таится за «безмолвием народа»?


Прочитал на РНЛ материал «Спасибо киевскому майдану!», в котором уважаемый протоиерей Александр Кузин комментирует данные социологического исследования Левада-Центра по вопросу возможности в России массовых протестных акций. Из опроса Левада-Центра следует, что 90% россиян выступают против разного рода протестных акций и считают их маловероятными. Позволю себе возразить уважаемому батюшке Александру. Прежде всего – данные Левада-Центра вряд ли стоит считать вполне объективными: опрос проводился среди малочисленной группы людей. Кроме того (и это – самое главное): сам Левада-Центр имеет свои интересы, далёкие от национальных интересов нашего государства. Как известно, решением Минюста РФ от 5-го сентября 2016 года Левада-Центр включён в реестр НКО (некоммерческих организаций), выполняющих функции иностранного агента. Левада-Центр получает большую часть финансирования из США. О Левада-Центре протоиерей Александр высказывается несколько туманно и двойственно. С одной стороны, он говорит, что Левада-Центр – иностранный агент, с другой – «Дай Бог здоровья “Левада-центру”, который подменяет нашу систему».

Лично я предполагаю, что все цифры в данном опросе Левада-Центра явно завышены. Возникает естественный вопрос: зачем иностранному агенту, получающему финансирование из США, понадобилось прийти к выводу, что 90% россиян выступают против различных протестных акций и считают их маловероятными? На первый взгляд кажется, что такой вывод выгоден Российскому государству и здоровой части российской общественности. Но если вдуматься поглубже, то невольно вспоминается тактика идеологов позднего СССР, которые, не переставая, талдычили о непоколебимой стабильности советской системы и предельно завышали все общественно-экономические показатели. В конце концов эта идеологическая и статистическая ложь привела к мгновенному краху СССР. Я убеждён, что этой лгущей идеологической советской командой руководили агенты западного влияния, которые ставили своей главной целью – беспрецедентной ложью усыпить бдительность советских людей и парализовать их волю, а затем нанести предательский удар в спину. Что и было блестяще осуществлено в реальности. Поразительно, но лжецы, нанесшие тогда этот «удар в спину» СССР, нагло использовали собственную ложь, чтобы организовать российское общество для добивания СССР. Именно такими были Горбачёв и Ельцин. Сегодня же руководители Левада-Центра, продолжает дело этих главных виновников краха СССР. Вот через эту призму состояния позднего СССР накануне краха и следует рассматривать данный опрос Левада-Центра. Внушая россиянам иллюзию стабильности, они, под руководством своих заокеанских хозяев, вновь готовят предательский удар в спину.

В своём комментарии к результатам опроса Левада-Центра протоиерей Александр Кузин резюмирует: «Еще раз повторю: спасибо киевскому майдану. Ныне народ России прекрасно понимает, что деструктивно выходить на площади с протестами, ибо на поверхность выплывают люди типа Навального и прочая братия. Акции протеста не рождают лидеров и радетелей интересов народа и государства Российского… Есть люди, которые сочувственно относились к подобным гражданским акциям, но их становится всё меньше и меньше». Позволю себе и здесь не согласиться с дорогим батюшкой Александром. Он полагает, что отрицательный опыт киевского майдана отрезвил россиян и теперь они получили, как он говорит, «антидот против майданных выступлений». Если и получили, то, думаю, ненадолго. И, вероятно, в ближайшем будущем мы станем свидетелями прекращения действия этого антидота. История показывает, что отрицательный опыт соседей никогда не являлся надёжным средством защиты от повторения этого опыта у себя. Напротив, я наблюдаю заметное снижение интереса в российском обществе к украинской «майданной» теме. Нашим домохозяйкам, которые еженедельно сталкиваются с повышением цен в магазинах и аптеках, украинская тема совершенно безразлична, так же, как и молодым людям, особенно – вступающим в брак и желающим иметь детей, но не могущим при этом даже мечтать о приобретении своего собственного жилья. И, конечно, совершенно неверен, на мой взгляд, вывод отца Александра Кузина о том, что в российском обществе становится всё меньше и меньше людей, которые сочувственно относятся к протестным акциям. Данный вывод батюшки, очевидно, сделан под влиянием этого самого опроса Левада-Центра. Здесь следовало бы обратить внимание на психологию русского человека и на русскую историю. Я не сомневаюсь в том, что многие из опрошенных Левада-Центром россиян просто не захотели признаваться в своём сочувствии к протестному движению из соображений личной безопасности: а вдруг об их «протестности» узнают в соответствующих органах – зачем искать проблемы на свою голову? Слишком жива ещё в русском человеке память о необходимости соблюдать осторожность в своих высказываниях. Но самое главное – в другом. В своё время кто-то из великих русских мыслителей (кажется, В.В. Розанов) сделал очень глубокое историческое наблюдение: в русском человеке мысль о протесте, мысль о бунте вызревает незаметно для внешнего наблюдателя; вроде, ничто не предвещает беды – и вдруг ещё вчера казавшийся мирным народ превращается в озверевшую толпу, сметающую всё на своём пути. И Россия, по образному выражению Розанова, «линяет за три дня». Исторических примеров достаточно: это и Смутное время, и пугачёвщина, и, конечно, русские революции. Сюда же, безусловно, относятся и «лихие 90-е». Инкубационный период русского бунта, повторяю, почти незаметен для стороннего взгляда. Лишь немногие пророчески мыслившие люди, вроде Ф.М. Достоевского, могли этот период разглядеть. Но когда они пытались звонить во все колокола, чтобы предотвратить самое страшное, т.е. русский бунт, «бессмысленный и беспощадный», им мало кто верил.

Кстати, совершенно другая картина была в Европе: у европейских народов (особенно – у французов), была совершенно иная политическая культура. Исстари там существовало множество политических партий, через которые различные социальные группы могли высказывать свои взгляды и обнаруживать свои настроения. Поэтому любой политический процесс в Европе был заметен, и его можно было отслеживать с самого начала. В этом смысле у русского народа не было вообще никакой политической культуры. Русский народ, по слову Пушкина, «безмолвствует», а не занимается (добавлю от себя) партийной говорильней. В этом страшном и таинственном «безмолвии» может незаметно вызревать демон бунта и революции. В России и СССР партии лишь в какой-то степени заменяли журналы, но понятно, что это несравнимо с партиями как таковыми. И до сих пор в политической культуре русского народа ничего не изменилось. Архетип «народ безмолвствует» в нас гораздо актуальнее и сильнее, чем искусственная российская партийная система. Недаром же остроумный В.С. Черномырдин говаривал: «Какую партию ни возьмемся строить – все у нас КПСС получается».

Я всецело поддерживаю нашего президента Владимира Путина, голосовал за него, и что бы ни случилось, я, как и большинство православных, ни в какие протестные движения вливаться не собираюсь. Православный должен терпеть до конца и поддерживать верховную власть, если она откровенно не выступает против Бога. Но как поведёт себя остальная, по-видимому большая, часть россиян, я предсказывать не берусь. Могу сказать лишь одно: никакой стабильности я не ощущаю, а чувство тревоги у меня нарастает. Сегодня многие, в том числе и православные, говорят примерно так: «Во внешней политике Путин – молодец, взял Крым – это хорошо. А во внутренней полититке он ничего не сделал. Мы даём Путину последнюю возможность что-то изменить во внутренней политике, в экономике, в образовании, в здравоохранении». Здесь получается – как в анекдоте: Мамаша бегает вдоль берега моря с криком: «ой, утонул мой мальчик, спасите!». К счастью, рядом оказывается молодой человек. Он ныряет и вытаскивает живого мальчика на берег. Мамаша целует спасённого сына, благодарит молодого человека, но при этом говорит: «молодой человек, вы когда ныряли и вытаскивали моего мальчика – вы там не видели маленькую шапочку?». Мне подобные рассуждения очень не нравятся. Как правило, люди, мыслящие таким образом, сами в своей жизни ничего путного не совершили. А Путин – напротив, сделал очень много путного – не только во внешней политике, но и во внутренней, другое дело – что внутренняя политика неизмеримо проблематичнее, чем внешняя. Не дай Бог, чтобы демон бунта вновь вырвался из таинственного и страшного народного безмолвия! Но для того, чтобы этого не произошло, надо не ультиматумы президенту предъявлять, а молиться за Владимира Владимировича, чтобы он, с Божьей (и нашей) помощью, нашёл в себе силы переломить внутреннюю ситуацию. Мы не должны допустить повторения истории с Императором Николаем II-м, когда в начале Первой мировой войны все кричали ему «осанна!», но стоило случиться некоторым неудачам на фронте, как эти же самые «восхвалители» стали подгребать угли к его ногам и превратились в хулителей и губителей своей страны.

Да не будет так ныне!

Священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/571-chto-taitsya-za-bezmolviem-naroda.html

Жаль мне Андрюшу…

В очередной раз изошёл зловонный «шептунок» от Андрюши Макаревича. И началось публичное обсуждение «шептунка», суть которого – в том, что нас, россиян, Андрей Вадимович окрестил «злобными дебилами», а американцев – напротив – назвал «спокойными, весёлыми и добрыми». А что здесь нового? – Андрюша был таким всегда. Как всякий представитель малого либерального народа, он и в советские времена постоянно называл «быдлом» советских русских людей, а США и вообще Запад почитал раем на Земле. Раньше такие, как он, поносили Сталина и смеялись над Брежневым. Теперь они ещё вдобавок ненавидят Владимира Путина, зато почитают двух прежних лидеров России, одного – предателя, другого – алкоголика, почти уничтоживших Россию.

Ещё Андрей злобствует потому, что не дали ему его же либеральные подельники хапнуть побольше на развалинах Империи. Оказались рядом с ним мародёры покрупнее – всё спёрли, а «Машине времени» даже на бензин толком не оставили. Хотели незадачливые машиновременисты нефтяную скважину получить, а им вместо этого выдали всего лишь небольшую порцию зелёных фантиков. И кто же, по их мнению, виноват? – Ну, конечно же, «злобные российские дебилы»!

К тому же, Макаревич не может не чувствовать своего полного творческого фиаско. Я никогда не был поклонником «Машины времени». Все их музыкальные поделки, с моей точки зрения, выглядели карикатурой на «The Beatles» и Эрика Клэптона. Последнему, кстати, особенно пытался подражать сам лидер группы. Когда «Машина времени» добилась осуществления своей заветной мечты – записаться на студии Apple, где когда-то «лабали стиль» Джон Леннон и Пол Маккартни, то, кроме курьёза, у них ничего не вышло. Ну, и что же остаётся делать уже старому и ныне совершенно не востребованному рокмэну, у которого не хватает дыхалки даже на речитативы прежних лет? Это вам не русский Юрий Антонов, который, несмотря на свои семьдесят с лишним, сохраняет высочайший профессиональный уровень. Вот и мечется Андрей Вадимович то на Украину, то в США – и нет ему нигде покоя, и становится ему всё хуже и хуже: никому он не нужен – ни «тупым и злобным» жовто-блакитным, ни «весёлым и добрым» американцам, ни, тем более, нам с вами. Когда-то он самозабвенно изрекал: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас». И что же получилось в итоге? – Нет миру никакого дела до Макаревича, никто под него не прогнулся и прогибаться не собирается. Он, на самом деле, пребывает в отчаянии. И, по злой иронии судьбы, в своей чёрной шляпе, чёрном пальто, чёрных очках и с жовто-блакитной ленточкой на груди, он стал походить на куклу, изображающую шпиона «в ловких и натруженных руках».

Честно говоря, жаль мне Андрюшу… Но путь к покаянию никому не заказан – даже шпиону.

Священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/stati/570-zhal-mne-andryushu.html

Друг степей калмык, русская классика и президент Путин


Только что прочитал маленькую заметку на РНЛ «В чём ошибка Достоевского?», в которой автор, Григорий Шувалов, в очередной раз пытается «укусить за щиколотку» Фёдора Михайловича Достоевского. Какая-то удивительная маниакальность у некоторых… Просто смешно! Полностью согласен с отзывом на данную заметку Андрея Сошенко: «Галиматья. На эту темку почему-то на РНЛ перманентно появляются материалы. Но раз из раза всё маргинальнее и маргинальнее». Вместе с тем, подобные «маргинальные материалы», направленные против величайшего гения русской и мировой литературы, как, впрочем, и статьи против русской классики (в том числе – и Пушкина), напечатанные несколько ранее, весьма симптоматичны: они свидетельствуют о появлении нового типа нигилизма, развёрнутого под знаменем Православия. В своё время в нескольких своих статьях, напечатанных на РНЛ, я дал название этой духовной болезни: «православный нигилизм». Причём, я не отрицаю права читателя на критику того или иного классика. Но одно дело – обоснованная, написанная с христианской любовью статья, другое – хамский плевок в отца. Достоевского знает весь мир. По известности сравниться с ним могут лишь Данте и Шекспир. Ну, и разве ещё – тоже русский – Лев Николаевич Толстой.

Последние исторические и политические события показывают, что Фёдор Михайлович был подлинным христианским пророком. И дело даже не в том, что он предвидел многие конкретные исторические события (как, например, революцию в России), но в том, что он предвидел тотальное чудовищное обезбоживание мира. Это своё предвидение он с особой силой запечатлел в «Великом инквизиторе». Достоевский показал, что нравственный мейнстрим грядущего – это отцеубийство, уничтожение отчего/Отчего начала, Богоубийство. Дух Великого инквизитора почти полностью овладел Западом. Слово «Христос» там тотально запрещают, слово «Содом» там тотально навязывают. Оспорить это невозможно, так же, как и то, что лишь Россия, при всех своих проблемах, пороках и болезнях, противостоит в одиночку всемирному Содому и отстаивает Христа.

Самым крупным историческим итогом и духовно-нравственным событием прошлого года было, несомненно, совместное предстояние на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Кирилла и Президента Владимира Путина. Событие поистине уникальное: русский Президент и русский Патриарх с высоты Архиерейского Собора обозначили своё полное неприятие мирового Содома. Они открыто заявили о приверженности России традиционным ценностям, а последнее слово Владимира Путина было: «С Богом!». Итак, на Западе говорят: «Мы – с Содомом», в России – «Мы – с Богом». Очевидно, что Содом в безумии попытается убить Христа. Духовно-нравственное противостояние России и Запада не может не перерасти в глобальную войну. Именно в этом заключалась скрытая главная мысль последнего послания нашего национального лидера Владимира Путина Федеральному Собранию. Никогда ещё наш Верховный главнокомандующий не уделял столько внимания достижениям России в военной сфере. В своей речи Владимир Владимирович обратился к народу с предложением прислать ему свои варианты названий наших новейших военно-технических изделий. И вот, я предлагаю назвать самую страшную и мощную российскую гиперзвуковую ракету именем величайшего русского писателя – «Достоевский». Ведь в устной речи мы произносим имя писателя через «а», то есть – «ДостАевский». Некоторые говорят: «Ну, ты и ДостАевский», в смысле – «ты меня достал». Это значит, что Фёдор Михайлович, если понадобится, достанет всех русофобских и содомских гадов и гадёнышей. А разлетающиеся боеголовки гиперзвуковой ракеты «Достоевский» можно назвать именами его персонажей: «Раскольников», «Свидригайлов», «Ставрогин», «Иван Карамазов», и т.д., и т.п. Подводную же гиперракету я предлагаю назвать именем самого загадочного русского писателя – «Гоголь». А ракету с самой непредсказуемой траекторией полёта я назвал бы «Василий Розанов». Ну, и конечно, самую мощную баллистическую ракету, облетающую «всечеловечно» весь земной шар, я назвал бы (в память о гениальной «Пушкинской речи» Достоевского) «Пушкин» – от слова «пушка». А будущую, ещё не созданную, но уже существующую в проекте супергиперракету предлагаю назвать «Сталинград».

P.S.: Недавно ехал в такси. Таксист, калмык по национальности, спросил: «Батюшка, Вы за кого будете голосовать?». Я ответил: «За Путина». И, в свою очередь, спросил: «А Вы – за кого?». Водитель ответил: «Конечно, за Путина!». «А почему?» – ещё раз спросил я. Друг степей калмык сделал гениальное заключение: «Путин может ответить!».

Священник Александр Шумский, публицист

http://shumskiy.su/stati/569-drug-stepej-kalmyk-russkaya-klassika-i-prezident-putin.html

Унылая песня русского национализма


Все, кто более или менее знаком с моей публицистикой, знают, что я являюсь категорическим противником всякого национализма, и особенно – русского. Национализм, каким бы фасадом он ни прикрывался, неизбежно тяготеет к секулярности и, в конце концов, всегда превращается, по слову Константина Леонтьева, в орудие разрушения «цветущей сложности» народной жизни. И в этом отношении он смыкается с либерализмом. Леонтьев вообще не видел существенной разницы между национализмом и либерализмом. Он полагал, что национализм является историческим и политическим катализатором либеральных эгалитарных процессов. И национально-освободительные движения на Балканах полностью подтвердили правоту великого мыслителя. В письмах Константина Леонтьева к о<тцу> И. Фуделю под названием «Национальная политика как орудие всемирной революции» читаем: «Движение современного политического национализма есть не что иное, как видоизмененное только в приемах распространение космополитической демократизации».

Русские националисты обычно выдвигают в качестве своего идеологического знамени труды русского философа Ивана Ильина, особенно его сборник статей «О русском национализме». Безусловно, Иван Ильин – мыслитель неординарный, но, читая его статьи о русском национализме, я всегда ловил себя на мысли, что слово «национализм» в его статьях – как будто бы лишнее, мешающее ему самому. Если бы вместо слова «национализм» он употреблял слово «патриотизм», то всё встало бы на свои места. В статьях Ильина ощущается постоянная потуга преодолеть границы провозглашаемого им национализма, вынести этот национализм на безграничные просторы Православной веры. Но невозможно совместить несовместимое, то есть, национализм и Православие, национализм и Церковь. Национализм, как его ни называй – нерелигиозным или религиозным, безбожным или православным, политическим или культурным – всегда будет оставаться плоским и по сути своей – не христианским. Для любого национализма племенная кровь – важнее Крови Христовой. Это аксиома. А уж понятие «русский национализм» – совершенно, на мой взгляд, нелепое – как железом по стеклу. Если несколько перефразировать высказывание генерала Чарноты из булгаковского «Бега», то можно сказать так: Россия и русский народ, господа, не вмещаются в шляпу национализма. Другое дело – когда мы произносим: «русский патриотизм». Здесь слова полностью соответствуют друг другу, поскольку русский патриотизм немыслим без всечеловеческой христианской открытости. Такова специфика именно русского патриотизма. Очень важно подчеркнуть, что русский патриотизм не отрицает этничности, но она занимает внутри патриотизма отведённое ей место, исключающее возможность претензии на самодовлеющую роль. Очень важно, что русским патриотом может стать человек любой национальности, любого этноса.

Кстати, именно чрезмерный акцент на национализме привёл Ивана Ильина к оправданию фашизма. Он сделал абсолютно ошибочный вывод, что европейский фашизм возник как реакция на большевизм в СССР. Можно подумать, что если бы Россия продолжала оставаться православной империей, то германский фашизм не появился бы на свет. Немцы очень редко говорили, что они воюют с коммунистами, но постоянно повторяли, что ведут войну против русских.

Националистические взгляды привели А.И. Солженицына к оправданию предателя Власова, и Александр Исаевич совершенно справедливо получил прозвище «литературный власовец». А чего стоят солженицынские рекомендации по обустройству России, особенно – те, в которых он предлагает ради сбережения русского народа «сбросить» национальные окраины, то есть, отказаться России от её державной имперской миссии! Если бы страну возглавили люди с такой «рецептурой» в головах, то от России и русского народа уже не осталось бы даже имени.

А ещё один кумир русских националистов, Иван Солоневич, провозглашал в антиимперской истерии, что ни одна Триумфальная арка не стоит сгоревшей русской избы. Можно ли себе представить больший националистический идиотизм? Солоневич вообще был против сильной имперской власти. Во время Великой Отечественной войны Иван Лукьянович играл в Берлине в шахматы с офицерами Вермахта, попивал немецкий кофеёк и пивко и убеждал фрицев в том, что зря они изучали Россию и русский народ по классической русской литературе. А в это же самое время советского генерала Карбышева немецкие националисты обливали на морозе ледяной водой.

Одна из грубейших ошибок русского национализма – утверждение, что три революции, произошедшие в России в начале ХХ века, нельзя называть «русскими», что вообще определение революционного процесса в России как «русской революции» недопустимо. В ответ на мою статью «Можно ли считать русскую революцию нерусской?», 20-го ноября на РНЛ была опубликована статья публициста Валерия Габрусенко «Так русской или нерусской была “Русская революция”?». Трудно назвать критику моей статьи Валерием Габрусенко сколько-нибудь объективной. Он пользуется известным некорректным приёмом – вырывает из текста оппонента то, что ему выгодно, и не замечает тех частей текста, которые ему не выгодны. Начинает он свою статью с ни на чём не основанного обвинения меня в «толерантном отношении к Октябрю», то есть, к Октябрьской революции. Это просто смешно. Я лишь, как и все серьёзные историки, утверждал и продолжаю утверждать, что Октябрьская революция промыслительно спасла в России государственность как таковую – государственность, которая практически исчезла после революции Февральской. Очевидно, что если бы всё окончилось Февралём, то России уже не было бы на карте мира. И в сохранении государственности в России, а значит – и самой России, главную роль сыграл русский народ, поддержавший Октябрьскую революцию. Валерий Габрусенко утверждает, что никакой всенародной поддержки большевики не имели, что триумфальное шествие Советской власти по всему огромному пространству России было лишь результатом оперативных действий большевистской агентуры и народ здесь ни при чём. Так и хочется сказать: «и с такими хохмами вы приехали покорять Одессу?». Для развёртывания мощной и обширной агентурной сети у большевиков тогда не было ни людских, ни материальных ресурсов, а главное – не было времени. Ленин сам потом удивлялся – как всё так стремительно и успешно произошло. Далее Валерий Габрусенко опровергает моё утверждение о широкой массовой поддержке большевиков русским народом, ссылаясь на массовые выступления крестьян против Советской власти в 1918 – 1924гг. Да, такие восстания были, но, во-первых, они не охватывали народного большинства: во многих крестьянских районах было спокойно. Во-вторых, крестьянские восстания во время Гражданской войны были направлены не только против Советской власти, но и против власти «белых». Восставшим крестьянам не нравилась вообще никакая власть, которая посягала на их вольницу и собственность. Летом 1919-го года, благодаря народному восстанию в Сибири против Колчака, Красная армия в кратчайшие сроки прошла от Урала до Байкала, и Советская власть была спасена. Таких примеров я мог бы привести очень много. В одной из листовок, распространяемых в марте 1921 года в Сибири, было написано: «Народ уничтожил Деникина и Врангеля, уничтожил Колчака, уничтожит и коммуну…». Из всего этого следует, что народ массово поддерживает большевиков в их борьбе с врагами, хотя тут же угрожает и большевикам. Такова антиномия того времени. И, конечно, ничего общего со схемой Габрусенко здесь мы найти не сможем.

О «нерусском» характере революции 1905-1907гг. Габрусенко делает вывод на основании цитаты из журнала «Маккавей», выходившего в Лондоне. Но о такой аргументации вообще невозможно говорить серьёзно. Далее Валерий Габрусенко упрекает меня в недооценке в революционном процессе в России действий «малого народа», который, по его мнению, является, собственно, главным и единственным виновником и осуществителем революции. А это – просто неправда. В своей статье «Правильно ли считать русскую революцию нерусской?» я как раз много говорю об огромной роли «чуждопосетителей», чужаков и малого революционного народа в русской революции. Главная моя мысль: русская революция есть результат соединения усилий большого русского народа с малым революционным, и русский народ ответственен за то, что пошёл за чужаками и сам влился в их ряды.

Попутно хочу сказать несколько слов о ссылке Габрусенко на книгу Игоря Шафаревича «Русофобия», в которой автор определяет всех революционеров и, естественно, большевиков как «малый народ». По моему мнению, книга Игоря Ростиславовича Шафаревича, при всех её достоинствах, во многом устарела. К сведению читателей: сам термин «Малый народ» ввёл в обиход не Игорь Шафаревич, как полагает большинство, а французский историк второй половины ХIХ – ХХ вв. Огюстен Кошен (в книге «Русофобия», в параграфе 4 под названием «Малый народ», Шафаревичем приводятся ссылки на Кошена, им же написано предисловие к книге «Малый народ и революция» – единственной книге Кошена, изданной на русском языке). Шафаревич, на мой взгляд, переоценивает роль Малого народа и недооценивает роль Большого народа в революциях. Это вполне понятно и отчасти оправдано тем, что в советское время, когда Шафаревич писал свою «Русофобию», всё протестное пространство захватила боннеро-сахаровская «группировка», которая работала исключительно в интересах евреев, и русский народ для неё, мягко говоря, оставался за скобками. Эти люди считали, что во всём виноват исключительно русский народ, поддержавший Советскую власть. Именно эта их русофобская позиция и заставила Игоря Ростиславовича сделать уклон в сторону русского национализма. В его время, повторяю, это было ценно и оправданно, поскольку шла конкретная духовная и политическая брань. Впоследствии Игорь Ростиславович, к сожалению, не счёл нужным скорректировать свою позицию в отношении русского национализма. Но сегодня мы уже не можем принимать её в чистом виде. Националистический уклон помешал Игорю Шафаревичу понять истинное значение коллективизации и индустриализации в СССР. Он видел в них исключительно страдание и истребление русского народа. Так же, как и наши замечательные писатели-деревенщики не могли принять необходимость создания, например, Волго-Балтийского и других жизненно необходимых для государства каналов только на том основании, что при строительстве этих систем приходилось затапливать деревни. Деревни, естественно, жалко. Но без каналов, образно говоря, мы потеряли бы всю страну. Такова страшная антиномия и диалектика, которых не способны понять русские националисты, в отличие от русских патриотов. Образцом правильного антиномичного понимания истории является Александр Сергеевич Пушкин, который одновременно видел и великую правду Медного всадника, олицетворяющего собой государство, и великое горе бедного Евгения, олицетворяющего собой народ. Но по-другому история не делается.

Далее Габрусенко некрасиво и лукаво пытается отождествить мою позицию в отношении участия русского народа в революции с позицией либералов конца 80-х годов, которые, чтобы выгородить свой «малый народ», всю ответственность за революцию лукаво возлагали на «большой народ». Ёрничая, Габрусенко вкладывает в уста либералов следующие слова: «Как это так: горстка революционеров могла перевернуть жизнь великого народа? Вы что, русский народ не уважаете?». Ну уж не надо, всё-таки, уважаемый Валерий, совсем терять лицо… Но во всей красе раскрывается русский национализм Габрусенко – когда он нашу советскую историю подразделяет на четыре русских холокоста. Первый – непосредственно Октябрьская революция и Гражданская война. Второй – 1929 – 1933гг., то есть, коллективизация. Третий – 1941 – 1945гг., то есть, Великая Отечественная война. Четвёртый начинается с 1991-го года и продолжается по сей день. Но ведь как интересно получается у русских националистов: оказывается, Великая Отечественная война – это не великий подвиг советско-русского народа, поднявший страну и народ на огромную духовно-нравственную высоту, а всего лишь холокост русского народа! Да любой недобитый власовец подпишется под таким определением! Уж сколько раз за многие годы я слышал от русских националистов, что «гадящая англичанка» и «дядя Сэм с козлиной бородкой» столкнули во Второй мировой войне два великих народа – немцев и русских. Мол, как же можно считать Отечественной войну, в которой холокосту подверглись две великие нации, а руки, в конце концов, на всём этом погрели… конечно же, евреи?.. – Вот и вся ваша унылая песня, дорогие русские националисты! А как было бы здорово в 1941 – 1945гг. не воевать с немцами, а, подобно Солоневичу, попивать вместе с ними пиво и есть сосиски… да – вот незадача! – англичане с евреями опять всё испортили, а Адольф Алоисович здесь ни при чём…

Надо также подчеркнуть, что, согласно «холокостной» периодизации Габрусенко, и о правлении Путина ничего положительного сказать нельзя (хотя последний со своей стороны делает всё возможное для того, чтобы восстановить русское имя и российский суверенитет).

Я хотел бы ещё раз подчеркнуть, что в моей статье я рассматриваю революцию не однобоко, а с позиции антиномии, и утверждаю, что революция – дело как Большого русского народа, так и Малого революционного («еврейская идея, помноженная на русскую стихию»). Но мой оппонент упорно не хочет замечать этой антиномии и преподносит мою позицию предельно односторонне. Это, как минимум, некорректно. Вообще, странно, что почти все мои оппоненты – люди с техническим, а не историческим образованием. Может быть, им лучше было бы строить свою деятельность по базовому профилю?

P.S: Кстати, у русских националистов уже появился молодой способный ученик, который недавно в Бундестаге произнёс много добрых слов о представителях немецкой нации, погибших под Сталинградом.

Священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/555-unylaya-pesnya-russkogo-natsionalizma.html

Можно ли считать русскую революцию нерусской?

В последнее время в патриотическом сообществе всё чаще можно услышать мнение, что русская революция начала прошлого века (имеются в виду все три революции как единый революционный процесс) не была русской, что неправильно её так называть. В частности, так рассуждает постоянный автор РНЛ Андрей Сошенко, причисляющий себя к русским националистам. Совсем недавно он написал на форуме под моей статьёй «Оттенки красно-синего» следующее: «Опасно само употребление (термина – А.Ш.) “русская революция”. Либералы и деятели от оккупированной ей “научной исторической мысли” сейчас активно в этом направлении работают». На мой вопрос «если не русская – то какая? китайская, что ли?» Сошенко начал ёрничать, что, мол, и китайская, и ещё какая угодно, поскольку в ней участвовали представители многих народов. Тогда я задал вопрос – как же быть тогда с триумфальным шествием советской власти, которая в кратчайшие сроки была установлена почти по всей России, ведь без широчайшего и сознательного участия русского народа такое было совершенно невозможно. На этот вопрос я не получил от Сошенко сколь-нибудь вразумительного ответа.

Можно сколько угодно спорить в интеллигентских кругах об уместности или неуместности термина «русская революция», но русской по своей сущности она от этого быть не перестанет. И я не понимаю, как нам, русским, это может повредить. Мы – огромный, как океан, народ. В океане время от времени возникают колоссальной величины волны, разбивающие в пух и прах плавающие суда. Потом волны успокаиваются, и жизнь входит в своё обычное русло. Так было и так будет всегда. Такова вся мировая история. А Россия и русский народ – стержень этой истории, ось мировой истории.

По моему глубокому убеждению, отказ считать русскую революцию русской – признак нецелостности сознания и усечённости мировоззрения. И, кстати, – признак неуважения к своему народу. Ведь все те, кто считает русскую революцию нерусской, тем самым низводят русский народ на уровень безмозглого животного или даже овоща. Мол, пришли иностранные селекционеры, вкололи бессловесным русским укол, привили ядовитые отростки – вот и вся революция. В общем, как в стишке: «Муха села на варенье – вот и всё стихотворенье».

Примерно в таком же духе рассуждает и первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А.В. Щипков. Он отмечает, что коммунистическая идеология является привнесённой для России, поэтому «называть революцию 1917 года “русской” – некорректно». Он говорит: «Таким образом, вся вина перекладывается на русское общество. И русский народ, который по факту главная жертва событий 1917 года, становится не жертвой, а виновником. Происходит подмена, подтасовка». Но разве можно, уважаемый Александр Владимирович, столь плоско и одномерно рассуждать о таком колоссальном явлении, как революция? Революцию можно и нужно осмысливать только с позиции антиномии, и тогда мы увидим, что русский народ был и виновником и жертвой революции одновременно. Конечно, виновником был не только русский народ, но и очень большое количество «чуждопосетителей», попросту – чужаков из разных народов. Они-то и составили малый революционный народ, ставший сплочённым ядром и запалом революционного процесса. Я уже давал своё определение русской революции: «еврейская идея, помноженная на русскую стихию». Понятно, что ни идея (запал), ни стихия (тротил) без соединения друг с другом не могут произвести взрыва. Естественно, это определение не отражает всей полноты революционной картины, поскольку не только евреи были в идеологах революции и не только русские составляли стихию. Ленин говорил, что русские слишком мягкотелы, чтобы довести до конца революционное дело. И до конца его доводили чужаки. Ну а огромную часть русского народа, помогавшего им, этим чужакам, сознательно и активно, мы к кому причислим – к жертвам или к виновникам? И кто, скажите, больше виноват – чужак, для которого Россия – чужая страна, или русский, вместе с чужаком участвующий в уничтожении Родины?

Но тут вы скажете, что коммунистическая идеология была привнесена на русскую почву извне. – Давайте по-порядку. Что понимать под «коммунистической идеологией»? – марксизм, ленинизм, троцкизм, «Капитал» Маркса, статьи Плеханова или Ленина? а может быть – анархизм Бакунина или Кропоткина, или терроризм всяческих народовольцев и нечаевых? или всё вместе сразу? – Но если всё сразу, то тогда надо ещё разобраться, кто, кому, что и откуда «привносил». И, потом, как можно «привнести» какую-то идеологию просто так, извне, если нет для её принятия подготовленной почвы? Идеология – это же не чемодан диверсанта, где находится большая колба с ядовитым веществом, которое, если его распылить, отравит всех окружающих. И надо бы знать, что своеобразный русский коммунизм или общинный коммунизм (социализм) – явление, существовавшее задолго до западной коммунистической идеологии Маркса-Энгельса. Белинский считал, что крестьянская община – это семя, из которого вырастает атеистическое социалистическое общество. Почвенники – напротив – считали, что крестьянская община – основа христианского социализма. Так что Россия была не только подходящей почвой для семян западной коммунистической идеологии, но и успешно взращивала собственные семена русского коммунизма. А русский терроризм? – кто научил русских народовольцев метать бомбы в царей и стрелять в полицейских? кто научил Нечаева?.. – Но тут мне скажут, что во всём виноваты иезуиты. – Право, смешно. А Герцен – что, тоже жертва западной идеологии? А может быть, всё-таки, сам, сознательно, стал таким?..

Давайте, обратимся к Ф.М. Достоевскому, который гениально изобразил процесс вызревания бунта в русской душе (в русской, господа оппоненты, – не во французской или китаской!). И что – вы будете утверждать, что это вызревание страшного желания в русской душе всё сокрушить – и Бога и Отечество – результат привнесения чуждой нам коммунистической идеологии? Наверное, идейный вождь нигилистов Николай Ставрогин впивался зубами в ухо соседа и совращал малолетнюю – под влиянием утопического социализма и Фурье с Томасом Мором? Или, может быть, под влиянием западных идей Версилов расколол об угол камина икону, а потом захотел растоптать розу, «потому, что очень красива»? А может быть, всё-таки, потому, что в сердцах этих сугубо русских персонажей шла страшная битва между Богом и дьяволом, изначально никакого отношения к «западному идейному влиянию» не имеющая? И не Раскольников ли Достоевского «научил» отрицанию Заратустру Фридриха Ницше? А может быть, простой русский крестьянин, о котором Достоевский рассказывает в своём дневнике, на спор расстреливающий из ружья Святое Причастие (Тело и Кровь Христовы), тоже начитался перед этим западной нигилистической и революционной литературы? Не надо, господа оппоненты, недооценивать русского человека, о котором поэт Максимилиан Волошин сказал: «в каждом Стеньке – святой Серафим».

Для меня очевидно, что отрицание определения «русская революция» – большая идеологическая ошибка. Если мы не признаем, что в начале прошлого века произошла именно русская революция, то, значит, мы ничего не поняли и не осознали. И, значит, мы открываем ворота для новой, «нерусской», революции.

P.S.: Русский народ – не только жертва и виновник русской революции, но он ещё и спаситель русской государственности, которая после свержения царской власти в феврале 1917 года была фактически разрушена. И не перевешивает ли эта спасительная миссия русского народа всё остальное – и «жертву» и «виновника»?

Священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/551-mozhno-li-schitat-russkuyu-revolyutsiyu-nerusskoj.html

Коллективный троцкий и доктор Геббельс


Итак, на Первом федеральном канале завершился показ телесериала «Троцкий». Все мои худшие предположения, высказанные ещё до начала показа сериала по телевидению в статье «Поп-звезда или палач?», полностью подтвердились. Сериал «Троцкий» – откровенная апология Льва Давидовича Бронштейна и, соответственно, удар по Иосифу Виссарионовичу Сталину. Основная мысль сериала – следующая: если бы Троцкий в союзе с Лениным сумели опрокинуть Сталина, то у нас была бы совершенно другая история.

Сериал – чисто пропагандистский, но в плане художественном выполнен вполне профессионально, смотрится с интересом, хорошо играют актёры, особенно Хабенский, исполнитель главной роли. Авторам сериала удалось создать образ обаятельного инфернального злодея, подобно тому, как в своё время Михаил Булгаков создал образ Воланда в романе «Мастер и Маргарита», с недвусмысленным эпиграфом к роману:

«...Так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы,
что вечно хочет
зла и вечно совершает благо».

Вместе с тем, сериал исторически абсолютно лжив – от начала до конца – лжив даже не столько по самим приводимым фактам, которые постоянно передёргиваются, сколько по оценкам этих фактов. Создатели сего киношедевра явно воспользовались методикой доктора Геббельса, который в основу фашистской пропаганды полагал известный тезис: «Чем чудовищнее ложь, тем больше в неё верит толпа». Создатели сериала очень хорошо понимают, что подавляющее большинство зрителей, особенно молодых, не имеют почти никакого адекватного представления о Льве Троцком и вообще о революции. А те, которые такое представление имеют – по мнению автора, не смогут переубедить массового телезрителя. Это верно: чтобы переубедить массового зрителя, необходим альтернативный художественный сериал, и тоже – по Первому каналу телевидения. Но телевизионные деньги, как говорится, у Бродского, и кто же их даст Иванову с Петровым?.

Вполне можно сказать, что сериалом «Троцкий», а также сериалом «Демон революции», одновременно прошедшим по каналу «Россия 1», либералы начали свой пропагандистский прорыв, который они, конечно, постараются «расширить и углубить». Задача либеральных идеологов и заказчиков – разрушить в массовом сознании позитивный образ Сталина. Уже сейчас ясно, что сериал «Троцкий» произвёл впечатление на очень многих. Как раз перед самой последней серией я ехал в метро и случайно услышал разговор двух стоявших рядом со мной молодых людей. Они обменивались мнениями о сериале, говорили, что раньше имели очень смутное представление о Троцком, затем один из молодых людей посмотрел на часы и сказал: «До последней серии осталось полчаса, надо поспешить». К сожалению, ни эти, ни другие молодые люди, посмотревшие сериал, не только не прояснят свои «смутные представления» о Троцком, но, напротив, – ещё более их затуманят. Дело в том, что в основу сериала положены книги историка Исаака Дойчера, известного апологета Льва Троцкого. Эти книги – абсолютно лживые. По степени лжи они практически ничем не отличаются от советских учебников, в которых утверждается, что Троцкий был врагом Ленина и большевиков и никакого отношения к победе Октябрьской революции не имеет. В книгах Исаака Дойчера, напротив, утверждается, что именно Лев Давидович совершил Октябрьский переворот и что без него у большевиков вообще ничего не получилось бы. Дойчер также утверждает, что все ключевые идеи большевиков были сформулированы и выдвинуты Троцким, а Ленин со Сталиным лишь использовали их, приписывая им своё авторство. У Дойчера именно Лев Давидович первым заговорил о необходимости введения НЭПа, об индустриализации и т.д., первым он указал и на неизбежность войны с Германией и необходимость ускоренной и эффективной подготовки к ней.

Мне посчастливилось прочитать «научные» исследования Дойчера о Троцком ещё в 1979 году. Полагаю, что мой покойный отец и я были первыми простыми гражданами СССР, которые ознакомились с этими трудами Исаака Дойчера. Вот как это произошло. Другом нашей семьи был крупнейший советский историк Николай Николаевич Яковлев, сын прославленного Маршала артиллерии Николая Дмитриевича Яковлева. Хотя Николай Николаевич считался американистом, но его научные интересы простирались на всю мировую историю, особенно – на русскую. Широкому читателю он был в своё время известен статьёй в Литературной газете «Продавшийся и простак», соответственно – о Солженицыне и Сахарове. И теперь мы видим, насколько правильно он уже тогда всё понимал и точно определил. Именно ему КГБ поручил перевести на русский язык книги Исаака Дойчера для тогдашнего высшего руководства. Однажды Николай Николаевич пришёл к нам домой и положил перед моим отцом три толстых папки с напечатанными на машинке листами. Это были книги Исаака Дойчера о Троцком: «Троцкий. Вооружённый пророк», «Троцкий. Разоружённый пророк», «Троцкий. Изгнанный пророк». Полная версия этой трилогии о Троцком на русском языке была опубликована в начале 2000-х годов. Николай Николаевич, обращаясь к моему отцу, сказал: «Есть всего 3 экземпляра этих книг. Один – у Брежнева, второй – естественно, у меня, а третий, Володя, – у тебя с Санькой (Санька – это я, – А.Ш.)». Из-за этих книг меня через год уволили из школы, в которой я преподавал историю. В ту пору я исповедовал диссидентские взгляды и был ярым антисталинистом. Материалы из книг Дойчера я использовал на своих уроках в старших классах, в конце концов мне предложили уйти из школы по собствннному желанию. Слава Богу, что так, ведь могло бы быть и хуже.

Когда я начал смотреть сериал, то сразу понял, по каким книгам сделан сценарий. Этот сериал показывает, что идеологи малого либерального народа, как и коллективный троцкий, резко поменяли тактику. Раньше они всей сворой набрасывались на Сталина, в значительно меньшей степени – на Ленина и совсем не трогали Троцкого. Когда их спрашивали – почему вы о Троцком ничего не говорите, не признаёте его палачом и убийцей? – они просто нагло отмалчивались, пропуская эти вопросы мимо ушей. Сериал «Троцкий» показывает, что малый либеральный народ окончательно снял забрало, и мы увидели ухмыляющееся лицо в пенсне, с козлиной бородкой. Лев Давидович Троцкий предстаёт в сериале в героическом образе. Это демон с красно-синими крыльями, это демиург, меняющий судьбы народов, это сверхчеловек, плюющий на условную мораль. Да, он убивает, расстреливает, но делает он это не как невзрачный, вечно завидующий ему, мелкий, злобный шакал Сталин, который думает лишь о личной власти, а как гордый и красивый лев, готовый всё отдать за великую идею революции. Такой героический образ привлекает прежде всего женщин и радикальную молодёжь. В сериале показывается недюжинная мужская сила Льва Давидовича, и сам он всё время рассматривает Россию и вообще всю Землю как женщину, которую он, великий Троцкий, должен взять силой, а потом женщина сама его полюбит. В сцене в купе поезда он подобным же образом силой овладевает своей будущей женой, и вообще в сериале с регулярной частотой повторяются сексуальные сцены, с явной целью воздействовать таким образом на молодёжь и женщин, которые всегда играли значительную роль в революционных событиях. Показательно, что известная телеведущая Арина Шарапова на одной из телепрограмм в разговоре с актрисой, сыгравшей жену Троцкого, откровенно восхищается Львом Давидовичем.

Тема Фрейда – одна из главных в фильме, и вообще этот фильм – насквозь фрейдистский. Надо заметить, что на протяжении своей жизни я неоднократно имел возможность убедиться в неком заострённо-половом отношении малого либерального народа к России. Ведь сегодня коллективный троцкий устами главного героя в исполнении Константина Хабенского предъявляет России новый «сексуальный» ультиматум.

Весьма характерны и знаковы сцены со Сталиным. Троцкий прямо заявляет: «Сталин – это мой голем». Надо ли объяснять читателю, что голем – это сделанный из глины человек, оживлённый раввином? В одном из сюжетов Сталин с заискивающим выражением лица протягивает Троцкому руку, но тот демонстративно её игнорирует. Сталин, конечно, не прощает этого Троцкому и начинает его ненавидеть. Он говорит Льву Давидовичу с грузинским акцентом: «Какая же из тэбя икона? Ти же еврей!». Троцкий отвечает: «Мы хотим, чтобы мир был для всех». А Сталин говорит: «А ми – не для всех». Очевидно, что создатели сериала хотят подчеркнуть антисемитизм Иосифа Виссарионовича.

Русский народ в сериале показан либо туповатым, либо злобным погромщиком, особенно – в сюжете с отцом Троцкого. Лишь один русский в сериале – неординарная личность. Это главный надзиратель острога, в котором Лев Давидович Бронштейн отбывал наказание, в исполнении актёра Сергея Гармаша. Фамилия надзирателя – Троцкий. Её-то и выбрал Лев Бронштейн в качестве псевдонима. Так вот, этот надзиратель (конечно, страшный антисемит), цитируя Достоевского, говорит Лейбе Бронштейну, что русскому народу нельзя давать свободу, что его надо держать в страхе. И здесь невольно возникает ассоциация с Великим Инквизитором Достоевского. Вместе с фамилией надзирателя Лейба принимает и его главную идею о значении страха для управления русским народом. То есть, русский тюремщик соединяется с евреем-революционером. И таким образом с Льва Троцкого для зрителя подсознательно снимается вина за последующие злодеяния. Тюремщик-отец (русский) освобождает революционера-сына (еврея) от моральной ответственности. – Всё – по Фрейду. Надо признать, что это – весьма сильный и тонкий режиссёрский ход.

Но особенно впечатляет то, как в сериале показана роль Троцкого непосредственно в дни октябрьского вооружённого восстания в Петербурге. Владимир Ильич Ленин спрятался, и Лев Давидович всё сделал один. Он и только он руководит вооружённым восстанием. После захвата власти Троцким в Смольный приходит Ленин и произносит идиотскую фразу о том, что это – не революция, а просто переворот (полное враньё! – не мог Ленин такого сказать). Троцкий, победоносно глядя на Ленина, говорит, что, мол, да, это переворот, который вы совсем скоро назовёте революцией. Далее Ленин спрашивает Троцкого, что он будет делать потом, когда пройдёт эйфория от революции и наступит страшная разруха. Троцкий заявляет, что необходимо строить сильное государство (просто смешно такое слышать: Троцкий в то время думал лишь о мировой революции, рассматривал Россию в качестве полена, бросаемого в этот мировой пожар, и никак не мог произнести такую фразу). Ленин подчёркивает, что как только эйфория от революции пройдёт, народ-боголюбец (он употребляет именно это слово) вряд ли будет долго терпеть правителя-еврея. Троцкий соглашается с этим и уступает власть Ильичу, дарит ему эту власть со своего барского еврейского плеча. Всё это – наглая, беспардонная ложь, которой позавидовал бы сам доктор Геббельс. Какова же главная цель всех этих выдуманных диалогов между Лениным, который в данном случае олицетворяет собой русский народ, и Троцким? – Во-первых – показать, что без еврейского гения русские ни на что не способны, а во-вторых – показать зависть и ненависть русского народа к еврейскому гению.

Но направление главного удара, как я уже писал вначале, – это, без сомнения, Сталин. В сериале выделяется следующий эпизод: Троцкий, глядя на Сталина, говорит о том, что в революции есть посредственности и случайные люди. Иосиф Виссарионович изображается маленьким, жалким, злобным, завистливым человеком, в нелепо-большой грузинской кепке, к тому же – трусом. Когда он оказывается в бронепоезде Троцкого, идёт бомбёжка с аэропланов. Лев Давидович невозмутимо сидит за письменным столом, а Сталин после каждого взрыва трусливо пригибается и просит погасить свет. Затем мы видим Троцкого на лихом коне, ведущим в атаку красноармейцев. Сталин – грабитель и бандит (в сериале постоянно показывается прошлое Сталина, когда он незаконным путём добывал деньги для революции). А Троцкий – это идея, полёт, романтика… И авторы совсем забыли, что этот «романтик» был теснейшим образом связан с американским еврейским капиталом и прибыл из США в Россию сразу после февральской революции с совершенно определёнными обязательствами, которые, надо сказать, успешно выполнил. Слава Богу, что Сталин не дал Троцкому развить успех до конца, то есть, полностью уничтожить Россию и бросить её в пожар мировой революции. Не может коллективный троцкий простить этого Иосифу Виссарионовичу – вот и мстят ему через сериал, пытаясь возбудить к нему неприязнь у зрителя.

Но есть у создателей сериала и ещё одна сверхзадача – внушить молодому радикальному поколению россиян то, что троцкизм жив и может быть использован в борьбе с нынешней властью, которую коллективный троцкий ассоциирует со сталинизмом. Это очень опасно и совсем не смешно. В своё время книги Исаака Дойчера о Троцком оказали сильнейшее воздействие на европейских левых. Именно под воздействием революционных идей Троцкого французские левые, прежде всего – студенты, сумели вынудить «французского Сталина», генерала Шарля де Голля, оставить свой президентский пост. И не преследует ли сериал «Троцкий», этот киношный вариант книг Исаака Дойчера, аналогичную цель в отношении нынешней верховной власти России? И большой ошибкой было разрешение показывать сериал по Первому федеральному каналу, который призван отстаивать государственные интересы.

P.S.: Хочется подчеркнуть, как в сериале изображается гибель Троцкого. Всем известно, что он был убит ледорубом в момент, когда склонился над каким-то текстом, сидя за письменным столом. В последней же серии показано, как Лев Давидович, заранее вычислив убийцу, начал бить его палкой, ударами подводя убийцу, выдававшему себя за журналиста, к стене, где висел ледоруб и буквально вынуждая того схватить ледоруб и раскроить им голову «великого революционера». То есть, своей героической смертью Троцкий посрамляет заказчика этой смерти, трусливого кремлёвского затворника Сталина.

Действительно, доктор Геббельс отдыхает!

Священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/550-kollektivnyj-trotskij-i-doktor-gebbels.html

Опасность «благочестивого идиотизма»

Сначала за вынос тела Ленина (или того, что от него осталось) из Мавзолея и предание его земле открыто высказался глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. Его тут же поддержала депутат Госдумы Наталья Поклонская. Эти призывы Кадырова и Поклонской блестяще прокомментировал на «Русской народной линии» доктор философских наук, профессор Андрей Леонидович Вассоевич в интервью под названием «Политическая провокация против Российского государства». Название интервью говорит само за себя. По существу «мавзолейного вопроса» к сказанному Андреем Вассоевичем добавить нечего. Меня, так же, как и его, не удивила поспешная и непродуманная реакция Натальи Поклонской. Поспешность и непродуманность, похоже, являются перманентными свойствами её характера. Безусловно, не может не настораживать то, что люди, занимающие ответственные посты в государственной системе, позволяют себе непродуманные высказывания по очень спорным и важным вопросам, от правильного или неправильного решения которых напрямую зависит судьба страны. Ведь и Рамзан Ахматович и Наталья Владимировна прекрасно знают, какова позиция верховной власти в отношении выноса тела Ленина из Мавзолея. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков ясно сказал, что вопрос о выносе тела Ленина из Мавзолея в кремлёвской повестке дня не стоит. Но если позиция Натальи Поклонской по «мавзолейной теме» меня не удивила, то позиция руководителя Чечни – напротив: Рамзан Кадыров должен бы понимать, что его предложение о выносе тела Ленина не будет принято президентом России Владимиром Путиным. И как тут ни крути, но получается действительно нечто похожее на политическую провокацию. Я далёк от мысли, что Рамзан Ахматович сознательно стремился спровоцировать Кремль, ведь он уже не раз доказывал свою преданность и России и лично Владимиру Владимировичу. Вероятно, руководитель Чечни, со свойственными ему горячностью и эмоциональностью, послушал кого-то из своих помощников. Вот спросить бы этих помощников – чем они руководствуются, давая подобные советы своему начальнику, и все ли они столь же преданны России, как Рамзан Ахматович?..

Наталья Владимировна Поклонская уверенно заявляет, что если произойдёт захоронение Ленина, то наступит новый этап в развитии России. Да, новый этап наступит, но какой – спасительный для России или гибельный? Ведь нетрудно предположить, каковы будут последствия выноса тела Ленина из Мавзолея. Непременно сразу за этим начнётся снос памятников Владимиру Ильичу, переименование улиц и населённых пунктов, многообразной документации и т.д. и т.п. И чем мы в таком случае, как Вы полагаете, Наталья Владимировна, будем отличаться от украинских бандеровцев, которые уже опрокинули все памятники Ленину? Ведь – нравится Вам это или нет – но промыслительно сложилось так, что имя Ленина сегодня является одной из важнейших скреп российской государственности. Надо же отличать своё субъективное отношение к тому или иному предмету от объективного его положения в исторических пространстве и времени. Я тоже крайне отрицательно отношусь к Ленину, но понимаю, что в данный исторический момент вынос его тела из Мавзолея – преждевременен. Я уже не говорю о том, как расколется российское общество после всего этого. Вынос тела Ленина сегодня не только не приведёт к общественному примирению, но и напротив – обострит все противостояния до крайности. А как отнесётся к выносу тела Ленина из Мавзолея Китай, отношения с которым для России чрезвычайно важны, – Вы об этом подумали, Наталья Владимировна?

Все эти вопросы я также хотел бы задать главному редактору журнала «Молодая гвардия» Валерию Хатюшину, который на днях разразился статьёй «Перевёрнутая мораль». Автор статьи прибегает к очень интересному и лукавому приёму – рисует заведомо выгодную для его выводов картину российского мира. И у него получается, что очень большая часть россиян ненавидит Царя-мученика и любит палача-Ленина. И естественно, эти россияне – против выноса тела вождя из Мавзолея. Да, такие есть. Но есть и другие, которые почитают Царя-мученика и его Семью, но при этом они, мягко говоря, не любя Ленина, – тоже против выноса его тела из Мавзолея. К числу таких принадлежит и автор этих строк, и множество других православных людей. Но Хатюшин этого видеть не желает и даёт совет, который иначе как «благочестивым идиотизмом» я назвать не могу. Он предлагает «труп» Ленина «сжечь или зарыть в землю». Тогда, с его точки зрения, всё в нашей жизни тут же изменится в лучшую сторону. Из статьи Хатюшина также следует, что весь советский период – это «чёрная дыра» в русской истории.

P.S.: Всем, желающим зарывать или сжигать тело Ленина, советую хорошенько задуматься над тем, почему британская общенациональная общественная телерадиовещательная организация BBC (Би-би-си) постоянно призывает к тому же. А всё дело в том, что они прекрасно понимают, что, как только тело Ленина будет вынесено из Мавзолея, либералы и коммунисты объединятся против верховной власти, и в России может начаться новая революция.
http://shumskiy.su/549-opasnost-blagochestivogo-idiotizma.html

Оттенки красно-синего

О большевизме и роли евреев в Октябрьской революции

Под моей недавней статьёй на РНЛ «”Поп-звезда” или палач?», посвящённой предстоящему показу телесериала «Троцкий», развернулась весьма интересная дискуссия, за что я хочу поблагодарить участвующих пользователей. Эта дискуссия напомнила мне старые добрые времена РНЛ, когда отзывы на форуме под тем или иным материалом зачастую оказывались не менее, а иногда и более содержательными, чем сам обсуждаемый материал. Сегодня, к сожалению, форум слишком часто становится площадкой для личных выпадов и бессодержательных реплик, не имеющих никакого отношения к изначально заявленной теме (хочу ещё раз обратить на это внимание модераторов). На мой взгляд, дискуссионный материал под моей статьёй о Троцком и троцкизме достиг того уровня, когда с моей стороны уже требуется дать следующий материал в развитие темы.

Из полемики между форумчанами я выделил бы 3 главных вопроса:

-что такое большевизм?

-Ленин и Троцкий;

-роль евреев в Октябрьской революции.

Все эти вопросы, конечно, настолько тесно связаны между собой, что их разделение – весьма условно. Так что же такое большевизм? – Я понимаю, что дать исчерпывающий ответ на данный вопрос в рамках небольшой статьи невозможно, но главное я всё-таки постараюсь определить. На форуме я уже высказался о том, что троцкизм – это и есть большевизм. Моё определение вызвало несогласие у ряда форумчан, и они по-своему правы. Действительно, однозначно сводить большевизм к Троцкому и троцкизму – неверно. Ведь большевизм – это не только идея, но и конкретное эмпирическое явление, имевшее реальное практическое развитие. Но я имел в виду саму суть большевизма, его главную изначальную идею, сокровенный смысл, который заключается в стремлении к тотальному разрушению всех традиционных основ – Церкви, государства, семьи и т.д. А затем – перманентная непрекращающаяся революция в мировом масштабе. Именно так смотрел на революционный процесс Троцкий, наученный Парвусом. Но ведь и другие лидеры большевиков (прежде всего – Ленин) сначала тоже придерживались этой позиции. Владимир Ильич изначально «свято» верил в то, что русская революция перерастёт в мировую. Но Ленин, в отличие от Троцкого, удивительным образом сочетал в себе почти наивный революционный романтизм с железным прагматизмом. В этом сочетании, в этой антиномии – вся его сила как полититческого лидера. Революционный романтизм извлекал из него нечеловеческую энергетику (реальное беснование). А прагматизм, в свою очередь, позволял ему останавливаться «на полном скаку». У Троцкого прагматизма недоставало, хотя его апологет и биограф Исаак Дойчер утверждал, что практически все свои основные идеи Ленин заимствовал у Троцкого. Но это – мягко говоря, выдавание желаемого за действительное. Ленин довольно быстро, а главное – вовремя, осознал, что никакая мировая революция не пройдёт, и стал утверждать необходимость создания и укрепления социалистического государства в одной, отдельно взятой, стране. С этого момента Владимир Ильич перестаёт быть классическим, если можно так выразиться, большевиком и становится государственником. И в этом смысле он, конечно, объективно предпочтительнее Троцкого. Кстати, несколько лет назад мне уже приходилось об этом писать и говорить на РНЛ и на радиостанции «Радонеж». Но некоторые форумчане, участвующие в дискуссии, склонные рассматривать «державность» Ленина чуть ли не как его нравственное оправдание, должны бы понимать, что государственником Владимир Ильич стал вынужденно, а отнюдь не по внутреннему убеждению. Но и то – слава Богу! На мой взгляд, фигура Ленина в конце концов становится переходным звеном от чистого большевизма, который олицетворяет Троцкий, к советской государственности (державности), которую олицетворяет Сталин. Конечно, и у Иосифа Виссарионовича можно найти реверансы в сторону мировой революции, но, полагаю, что он одновременно с Лениным, а может быть даже и раньше него, понял утопичность идеи мировой революции. Ведь упрекал же Ленин Сталина в ряде случаев в проявлении «великодержавного шовинизма». Да Сталину и легче было принять державную идею, поскольку он родился и вырос в Грузии, где всегда были сильны патриархальные настроения. Мать его была глубоко верующим человеком, сам он всё-таки учился в Семинарии, и назвать Иосифа Виссарионовича лютым безбожником по убеждениям, в отличие от Ленина с Троцким, вряд ли возможно. Да, думаю, Сталин сделался державником не только как прагматик, чувствующий и понимающий – в каком направлении движется история, но ещё и потому, что державность была ему просто по душе. Став вождём, Иосиф Виссарионович стремительно теряет облик большевика. Ну а с 1934 года в СССР начинается откровенно антибольшевистский процесс и стремительное же создание советской империи.

Но государственность Сталина качественно отличалась от государственности Ленина. Иосиф Виссарионович был способен пойти на компромисс с Церковью, и, опять-таки, не только по прагматическим соображениям. Психологически, в силу его семинарского прошлого и вообще личного устроения, ему это было не так трудно. А Владимир Ильич к такому компромиссу был абсолютно не способен – ни психологически, ни лично – никак. Его незаурядный прагматизм заканчивался у церковной ограды, здесь у него начиналось беснование. В государстве Ленина не было места для Церкви, поэтому – промыслительно – Ленин сошёл с исторической сцены, а Сталин – остался.

А теперь – о самом «страшном», о самом «неудобном» вопросе – о роли евреев в русской революции, прежде всего – Октябрьской. Можно было бы ответить одним предложением: роль евреев в Октябрьской революции была беспрецедентно большой. Об этом ведь уже столько писали и говорили – казалось бы, что тут спорить и обсуждать. Этот факт и сам вождь мирового пролетариата, Ленин, признавал и подчёркивал. Тем не менее, каждый раз полемика по этому вопросу приобретает высокий градус. Вот и в дискуссии под моей статьёй случилось то же самое. Сразу хочу сказать, что один из участников дискуссии, человек недюжинных знаний, умеющий блестяще и толково излагать свои мысли, вдруг сбился в данном вопросе на какую-то почти истерику, начав упрекать своих оппонентов в «православном фашизме», определил их рассуждения как «православный “Майн Кампф”», вспомнил Третий рейх, расизм и тому подобное. Дорогой пользователь, не надо играть такими словами, Вы же умный человек и понимаете смысл выражения «шить дело». Может быть, Ваши оппоненты кое-где по тональности и были резковаты, но ни «Майн Кампфа», ни Третьего рейха, ни расизма в их рассуждениях нет – если, конечно, не выдёргивать слова из контекста. Тем более, что обсуждения на форуме носят демократический характер, это почти разговоры за чаем. Вы бы лучше обратили внимание на откровенную, действительно фашиствующую, русофобию ряда либеральных СМИ. Русскому, особенно православному, сознанию вообще не свойственен антисемитизм. Русские – народ всечеловеческий и всеотзывчивый. И в революцию евреи, особенно из числа людей простых и интеллигенции, пострадали ничуть не меньше, чем все остальные. И среди этих пострадавших множество достойнейших людей. Какой тут может быть спор! Большевисткий террор действительно не знал этнических различий. Но ведь в данном случае речь идёт о другом – о степени участия евреев в организации, проведении революции, а также об их процентности в революционных органах власти после победы Великого Октября. При этом хочу подчеркнуть, что без активнейшего и широчайшего участия в революционном процессе представителей русского народа никакая революция не могла бы состояться. Что бы там ни говорили, но Февральская и Октябрьская революции, если брать не только их начало, но и весь объём, были всенародными, всесословными и всеэтническими. Ещё в молодости, изучая революционный процесс в России, я пришёл к такому определению: русская революция есть еврейская идея, помноженная на русскую стихию. Полагаю, что это определение не устарело и по сей день, хотя, как и всякое афористическое определение, оно нуждается в пояснениях.

Участник дискуссии, которого я подверг критике выше, утверждает, что Троцкий и ему подобные участвовали в революции не как евреи, а как интернационалисты и что они уничтожали своих соплеменников так же, как и остальных. Это верно, особенно если обратиться к делам 1937 – 1938гг., когда недавние родственники, ещё несколько лет назад ходившие друг к другу в гости, потом допрашивали одни других в соответствующих органах. Таким, например, был Андрей Свердлов, сын Якова Михайловича. С начала 30-х годов он служил в ОГПУ-НКВД, где с пристрастием допрашивал своих родственников и бывших друзей. Но всё это вовсе не означает, что, к примеру, Товарищ Троцкий забыл свою настоящую фамилию – Бронштейн. Это же относится и ко многим его соратникам и соплеменникам. Тут содержится своеобразная антиномия: убивали и своих, но при этом никогда не забывали своей этнической принадлежности.

Что касается вопроса – служил ли Троцкий интересам мирового сионизма (можно сказать – мирового кагала, или ещё как-то – это неважно), ответ – конечно, служил. В уничтожении России и русского народа были весьма заинтересованы его богатые соплеменники в США, он их очень хорошо знал, и есть основания полагать, что работал на них вполне сознательно. Не так прост был этот «интернационалист». И потом – что такое Интернационал и интернационализм? В своё время русский философ Николай Бердяев очень точно и глубоко сформулировал важнейшую для нашей темы мысль. Она такая: Карл Маркс перенёс идею богоизбранности еврейского народа с евреев на пролетариат. Но что – сам Маркс перестал при этом быть евреем? – нет, конечно. От своей крови невозможно никуда уйти. Лишь христианская вера даёт возможность человеку стать «новой тварью», где «нет ни эллина, ни иудея». Разумеется, сам Троцкий ни на секунду не забывал о своей этнической принадлежности. Было немало случаев, когда русские люди, ненавидевшие революцию, открыто называли Троцкого «жидом». Им почему-то не приходило в голову назвать его «интернационалистом». А Есенин прямо писал о Чекистове-Лейбмане, в котором легко угадывался Троцкий. Да, Троцкий, как и все его соплеменники, пошедшие в революцию, порвал с иудаизмом и вообще с традиционной жизнью своих предков. Традиционные иудеи, жившие в России, в массе своей были против революции. Недаром же к ним обращался св. прав. Иоанн Кронштадтский с просьбой унять революционную еврейскую молодёжь. Они отвечали, что уже ничего не могут с этой молодёжью поделать. Но, оторвавшись от традиционных иудейских корней, еврей не перестаёт быть евреем, такое просто невозможно. Это, впрочем, относится и к представителям любой другой национальности, порывающим со своими традиционными корнями, – «родимые пятна» всегда остаются.

Насчёт интернационализма приведу ещё один неожиданный пример. Наш гениальный педагог Константин Дмитриевич Ушинский всегда был поборником русской национальной педагогики. Оппоненты возражали ему, говорили, что надо опираться на общечеловеческую (интернациональную) педагогику. По этому поводу Ушинский неизменно замечал, что так называемая общечеловеческая педагогика на поверку оказывается классической немецкой педагогикой.

Один из участников дискуссии верно заметил, что евреи, участвовавшие в русской революции, перестали быть евреями в том смысле, что отказались от своей традиционной веры, но и не вошли в круг людей с русским самосознанием. Я дополнил бы эту мысль потрясающе точным рассуждением выдающегося русского мыслителя Л.П. Карсавина. Он говорит об особом типе евреев – «интернационалистов по существу и революционеров по природе». Этот тип – «уже не еврей, но еще и не “нееврей”, а некое промежуточное существо, “культурная амфибия”, почему его одинаково обижает и то, когда его называют евреем, и то, когда его евреем не считают…». Данный тип «определяется “активностью”, которая неизбежно оборачивается “нигилистической разрушительностью”… Этот тип является врагом всякой национальной органической культуры (в том числе и еврейской)... денационализирующееся и ассимилирующееся еврейство — наш вечный враг, с которым мы должны бороться так же, как оно борется с нашими с нашими национально-культурными ценностями. Это – борьба неустранимая и необходимая». Видите, Карсавин не упускает из поля зрения ни еврейство, ни интернационализм, но их соединяет.

Что же касается вопроса, с которого начали – какова была роль евреев в Октябрьской революции, то лучше Сергия Булгакова, пожалуй, не скажешь: «Чувство исторической правды заставляет признать, что количественно доля этого участия в личном составе правящего меньшинства ужасающа. Россия сделалась жертвой “комиссаров”, которые проникли во все поры и щупальцами своими охватили все отрасли жизни... Еврейская доля участия в русском большевизме – увы – непомерно и несоразмерно велика... Еврейство в своём низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом самоутверждении совершило... значительнейшее в своих последствиях насилие над Россией и особенно над св. Русью, которое было попыткой её духовного и физического удушения. По своему объективному смыслу это была попытка духовного убийства России...».


Здесь мы видим великую трагедию еврейского народа, часть которого, оставив свою веру и свои традиции, превратилась в некий, по слову Вадима Кожинова, «межеумочный слой», уже не щадивший ни чужих, ни своих. Но здесь также – и великая трагедия и вина русского народа, который не только позволил осуществиться всему этому невиданному разрушению и поруганию своих святынь, но и активно участвовал в этом поругании и разрушении. И очень хотелось бы надеяться, что сегодня лучшие представители еврейского и русского народов в полной мере осознают свою неправоту и вину. Только в этом случае у нас есть будущее.

Священник Александр Шумский, публицист
http://shumskiy.su/548-ottenki-krasno-sinego.html